20:34 

с ЗФБ: мини (низкий рейтинг)

Хэзел
переменная солнечность
Название: Из жизни агентов
Бета: WTF Barduil 2016
Размер: мини, 1128 слов
Пейринг/Персонажи: Бард, Трандуил
Категория: джен/преслэш
Жанр: AU, юмор
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Такова жизнь агентов — они не виделись два года, но у них всего десять минут
Размещение: запрещено без разрешения автора

— Что случилось?
Тау, застигнутая врасплох за попыткой читать по губам — тщетной попыткой, ибо Шеф обладал редкостным умением цедить слова сквозь зубы, что воспринималось как нескончаемое «м», — дернулась и чуть не смахнула на пол кружку с кофе.
— Вечно ты подкрадываешься, — пробурчала она, отодвинула кружку подальше и уставилась в монитор.
Бард усмехнулся, присел на краешек стола и повторил вопрос:
— Так что случилось?
— А ты не знаешь?
— А это уже в новостях?
Тау дернула плечом, демонстрируя крайнюю занятость и совершеннейшее нежелание болтать по пустякам. Бард помедлил, наблюдая за тем, как она печатает, потом перевел взгляд на кабинет.
Вернее, «аквариум», так как стены в кабинете шефа службы безопасности были прозрачными. Две внешние — хитро тонированные — позволяли обозревать город с высоты пятого этажа, любоваться набережной, рекой, мостом с башенками и огромным колесом обозрения на противоположном берегу. Остальные две затемнялись, насколько Бард помнил, лишь дважды. Первый раз, когда Шеф выронил линзу и ему было крайне неловко на глазах у подчиненных ползать на карачках в поисках утерянного. Второй раз, когда Шефу подарили росгобельского кролика. В конторе в тот день делали ставки, что Шеф вытворяет с несчастным животным — жрет живьем или гладит по ушам, рыдая от умиления? Бард поставил на кровавую трапезу.
В «аквариуме» было двое. Хищная рыбка «Шеф» и не менее хищная, но умело притворявшаяся камнем рыбка «Т».
— Давно сидят?
— Уже полчаса, — вздохнула Тау.
— Провал?
— Нет. Миссия выполнена. Пострадавшие среди гражданских. А еще он угробил «Смауг-476».
— Как? Ему отдали?
— Сам взял. И угробил. Сволочь! — Тау, крутившая роман с сотрудником технического отдела, не могла простить Т, что несколько дней похищение «Смауга» было единственной мыслью, занимавшей ее приятеля. К тому же, им пришлось прервать поездку на выходные, поскольку автомобиль нашли. Вернее, то, что от него осталось, выудили из озера.
— Сволочь, да. Никому не дал поиграться. Но, с другой стороны, — Бард слез со стола, открыл один из ящиков тумбочки и вытащил яблоко, — провел испытание «на земле», в обстановке более чем максимально приближенной к реальной.
— Верни, — возмутилась Тау.
Бард надкусил яблоко.
— Вкусно. Эта диета мне нравится больше морковной.
— Это не диета!
— Угу, — Бард кивнул и откусил еще кусок яблока.
Тау потянулась отобрать и замерла, увидев, как в кабинете Шеф поднялся с кресла и навис над столом.
— Пошел я, — Бард выкинул недоеденное яблоко в корзину.
— Куда?
— Спасать.
— Кого?
— Шефа, — Бард остановился у двери. — Т уже придумал пять вариантов, как убрать Шефа и не оставить следов. Еще три, так чтобы потянулись нити, ведущие в разные стороны. А минут через пять он попросту пристрелит его в кабинете.
— Он же разоружился на входе.
— Даже не знаю, что сейчас испытываю в большей степени — удивление от твоей наивности или разочарование?
Увернувшись от полетевшей в его сторону скрепки, Бард открыл дверь и скользнул в кабинет.

— День добрый. Шеф. Т.
К столу Бард приближаться не рискнул. Устроился на диване, закинув ноги на сундук, притворявшийся предметом мебели — крайне необходимым, вписывающимся в обстановку и в глубине души считающим себя столиком для газет и журналов.
Шеф поджал губы, опустился обратно в кресло и сцепил пальцы в замок:
— Вы не должны встречаться.
— В ваших устах, Шеф, это прозвучало несколько странно, если не сказать... очень странно. Вы на что намекаете?
— Б... Бард... Не должны видеться.
— А-а-а, — Бард порылся в карманах пиджака, ничего не нашел, — вы о том, что агент агента узнать не должен, даже если их нос к носу столкнут? Или о том, что меня пора перевести на следующий уровень, где от моего имени лишь буква останется? Нет?
Шеф покачал головой, перевел планшет в «спящий режим» и убрал в стол.
— Нет, так нет. Тогда спешу вас успокоить, — Бард буквально буравил взглядом затылок Т, остававшегося таким же неподвижным, будто примерзшим, — я еще минут пятнадцать в отпуске, а его вы очень скоро отстраните от службы. Хоть и временно.
Шеф изобразил удивление:
— В отпуске?
— У меня дочь родилась.
— Опять?! Где на этот раз?
— А где я был девять месяцев назад? Вот, там и родилась.
— Поздравляю, — Шеф недовольно скривился, посмотрел на обоих агентов и приказал: — Извольте удалиться. Оба.
— Спасибо, Шеф, — Бард приложил руку к груди.
Т поднялся на ноги, скользнул взглядом по Барду и направился к двери.
— Т, даю вам три дня на отдых.
— А мне? — Бард встал с дивана.
— А у вас, Бард, еще тринадцать с половиной минут.

На улице Бард закурил, определил подветренную сторону и встал слева от Т.
— Нечестно.
— Что?
— За десять минут мы ничего не успеем.
— А что мы должны были успеть? — Т медленно вдохнул, чуть прикрыв глаза.
Они не виделись два года. Т вновь стал отращивать волосы. В конторе он стягивал их в хвост, за который так и хотелось дернуть. Ну, если уверен в своей реакции или в способности выживать после тяжких телесных.
— Выпить. Отметить.
— У меня «Шато Лафит» девяносто восьмого года в машине.
— В той, которую ты в озере утопил? — уточнил Бард. — И нет, только не вино. Старый, добрый эль. Крепкий и...
— Вы, эсгаротцы... — Т поморщился.
— Эй, не трогай мою родину, — возмутился Бард. — Тем более, ты и знать не должен, где я издал первый крик.
— Тут и знать не нужно, у тебя все на лице написано.
— У меня на лице написано, что я распутник и транжира, — ухмыльнулся Бард, — а глубоко внутри — мягкий и веселый парень, которого следует накормить и обогреть.
— И что? Это работает?
— Да. Всегда. Только раз дало осечку. Но я не сдался.
Т качнул головой, глянул под ноги:
— Зачем сказал про дочь? Не боишься?
— Сказал в защищенном от прослушки кабинете. И только тем, кому доверяю. К тому же, Шеф должен знать, кого конторе придется содержать, когда меня устранят. Видел, как он обрадовался?
— Доверяешь? — Т смотрел настороженно, словно ожидая подвоха.
— Да, — Бард стряхнул пепел, взглянул мимо плеча Т, отслеживая проезжавшие мимо машины. — К тому же, я всегда успею убить тебя первым.
— Ты?!
Бард легко коснулся левой щеки Т, где стараниями пластических хирургов страшная рана была сведена к тоненькому, едва заметному шраму:
— Помнишь?
— Ты промахнулся.
— Я промазал. Специально. За пять секунд до приказа все свернуть и не преследовать.
— Промахнулся. Зачем ты встрял?
— Где? Когда?
— В кабинете Шефа.
Бард поднял воротник пиджака:
— Мерзкая погода. Ненавижу этот город. То серая сырость, то сырая серость.
— Зачем?
— Знаешь, не хотелось Шефа терять. Привык я к нему. А ты уже придумывал варианты.
— Ничего подобного.
— Подобного, подобного.
— Город, как город, — Т отвернулся, и Бард знал, тот считывает улицу: что изменилось и как.
— И тебе он не нравится, дитя лесов, полей и рек. Что? Для протокола — я тоже не знаю, откуда ты родом.
— Пойду, — Т шагнул с тротуара.
— Хотел спросить, зачем «Смауга» увел?
— Его делали под меня.
— Ну, да. Конечно. Как я сам не догадался? Заложник прогресса. Это я все по старинке — отмычки и гаротта.
— Не прибедняйся.
Т вдруг вернулся назад, забрал у Барда сигарету, затянулся.
— И тебе пора. Десять минут истекли.
— Позавтракаем?
Т качнул головой, шагнул на мостовую.
— Береги себя, — и пошел через дорогу к припаркованной машине.
— Это угроза или пожелание?
Т не ответил, даже не обернулся, только взмахнул рукой — той, в которой держал сигарету. То ли на прощание, то ли раздумывая — выбросить или докурить до конца...

разделитель дракон



Название: Слезы дракона
Бета: WTF Barduil 2016
Размер: мини, 1357 слов
Пейринг/Персонажи: Бард, ОЖП, остальные упоминаются
Категория: джен
Жанр: сказка
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: – А разве драконы плачут?
– Плачут. И драконы плачут, коли душа заболит.
Размещение: запрещено без разрешения автора

— Было это или не было, а я так расскажу. В стародавние времена, когда солнце светило ярче, а земля отдавала щедрей, драконы жили рядом с людьми. Не было меж ними мира, но не было и распрей. Ибо драконы владеют небом, а земля к ним неласкова, тяжелы они для нее. А людям небо без надобности. Солнце греет, ветер тучи с дождем приносит, луна тьму кромешную разгоняет — и ладно, и хорошо. Землица-то ближе. Она кормит, поит и после смерти заберет. И жил в ту пору Трор, Король-под-горой.
— Как наш? — высунулся Бард из-под одеяла.
— Лежи, егоза, а то не стану сказывать, — бабуля легонько стукнула его по лбу и вновь взялась за веретено. — Наш, не наш. Предок его, уж и не вспомню, который. Был тот Трор богат немыслимо, владел золотом, серебром, каменьями разными, и все ему казалось, что пуста его сокровищница, что нечего будет сыновьям да внукам передать. Сказывали, ломились сундуки переполненные — крышку не опустить, трескались ларцы, железом обитые, а Трору все мало. Все рыскал он по свету, где чего раздобыть, отобрать, в каменных подвалах спрятать. И прознал Трор о камнях редкостных, ценнее которых не было и не будет, ибо красоты они немыслимой, но ни в земле, ни в воде их не сыщешь. И назывались те камни «слезы дракона».
— А разве драконы плачут?
— Плачут. И драконы плачут, коли душа заболит.
— Дракон — ящер страшный. Нет у него души.
Бабуля головой покачала. Бард насупился, почувствовав ее грусть, подобрался ближе, подлез под руку.
— Чего ластишься? — бабуля погладила его по голове. — Уж должен понимать, что за слово сказанное отвечать придется. А коли не уверен, то молчи.
Бард вздохнул, обнял бабулю, потом поднял голову и в глаза посмотрел:
— А дальше? Дальше что было?
— Вот хитрюга, — усмехнулась она, несильно дернула его за вихор. — Лезь в кровать. Тогда и сказывать буду.
Бард мигом в постель вернулся, только пятки босые мелькнули. Спрятался под одеяло, голову на ладошках примостил, слушать приготовился.
Зашуршало веретено, нитью обвиваясь, и бабуля продолжила сказывать.
— Узнав о камнях, Трор потерял покой, так его скрутило от жадности и желания обладать ими. Отправил он гонцов в разные края, чтоб, где силой, где хитростью, а где и подкупом, но вызнали, у кого есть «слезы драконовы». Но вернулись гонцы ни с чем. Не нашли ни камней, ни хозяев, ни тех, кто хоть что-нибудь про таковые слыхивал. Осерчал Трор, гнал их со двора и велел не возвращаться, пока не сыщут. Время шло, от гонцов ни весточки. Опечалился Трор, с лица спал, разума лишился. В любой капле дождевой, в искорке снежной чудились ему слезы дракона. А в глазах людей своих стал видеть предательство, мнилось ему, что нашлись камни, что вертался гонец, но не пустили его к королю, придавили тихонько, а камни припрятали. Много голов в те годы с плеч слетело, много кто сгинул в темницах. Трору совсем тяжко сделалось, вздумал он искать предателей среди родни близкой, начал на сына поглядывать. И спасло сына появление мага темного, что раскрыл перед Трором тайну великую.
Бабуля замолчала, и Бард дышать перестал, рот раскрыв в ожидании.
— Сказал маг Трору, — голос бабули стих почти до шепота, — что драконы могут в людей обращаться. По своей ли воле, или устав от холода небесного так, что крылья уже не держат, спускаются они на землю, сходят с гор, из пещер каменных выбираются и живут промеж людей, от них неотличимые. Теплом греются. Любви и ласки ищут. Сказал маг Трору — дракон на земле слаб, ибо небо он покидает, когда гаснет в нем огонь, и нужно время, дабы вновь ему разгореться. Время и любовь.
Бард выбрался из-под одеяла.
— Воспрял Трор, забыл про гонцов, кинул клич, призывая в Эребор охотников да воинов, и обещал им плату великую, если изловят, приведут обманом или силком притащат ему дракона, человеком обратившегося. Думал Трор, кому как не драконам про камни знать.
— И поймали? — спросил Бард.
— Поймали. Как дело было, никто не знает. Обхитрили или в ловушку завели, но привезли в Эребор опоенного, магией связанного. И приказал Трор вести пленника в пещеру самую глубокую, где жили твари, о небесном огне не ведавшие. И свели, и повесили дракона на цепи золотые, чародейством скованные. Не простые те цепи были, магия их у дракона силу отбирала, не позволяя обратно в ящера обратиться. Неделя прошла, Трор под землю спустился, пленника проведать. Хотел сторговаться, назвал цену, за которую дракон сможет себе свободу вернуть. И рассмеялся дракон, увидев пред собой человека. Позвенел цепями и приказал отпустить по-хорошему, пока поздно не стало. И рассвирепел Трор, не ожидавший от плененного такой дерзости. Велел пытать и увечить, пока не сломится.
Бард закрыл глаза руками и в подушку уткнулся.
— Ох, что я?! Прости, милый, прости, дитятко. Ох я старая-глупая, — бабуля отложила веретено, потянулась к Барду, а тот вдруг сел. — Ты прости меня.
Бард упрямо качнул головой, завернулся в одеяло, словно оно могло уберечь от ужаса, и попросил:
— Дальше.
Бабуля посмотрела в окно, за которым уже второй день пурга вьюжила, и вздохнула.
— Многие муки претерпел дракон, морили его голодом и жаждой, жгли огнем, железом ранили. Однажды сам Трор клинком ему щеку рассек, едва глаза не лишив. Дракон не сдавался. Ни крика, ни стона от него не услышали. Отчаялся Трор, подумал, что никогда не обладать ему камнями редкостными. Но вновь пришел к нему маг темный, чье колдовство цепи напитало. Скользнул змеей, зашептал на ухо, спросил, ведает ли Король-под-горой, кто в его темнице гостит, знает ли, что посчастливилось Трору пленить не просто дракона, а Короля драконов? Самого Трандуила. Погрустнел Трор, опечалился. Понял он, что все старания напрасны, ибо слышал о Трандуиле разное, но все сходились, что сила в нем великая и дух его не сломить. А маг снова запел-зашептал. Не печалься, мол, Король подгорный, сладим. Кому, как ни тебе знать, что не существует для правителя боли и участи страшнее, чем власти своей лишиться. И пусть нет у Трандуила трона, нет дворца, нет царства, но есть подданные, на чьих крыльях власть его держится. Напои его кровью драконовой, пусть гибель сородича прочувствует.
— Напоил?!
— Напоил. Приказал Трор воинам и охотникам разыскать еще одного дракона и убить, и принести крови его. Выполнили приказ, принесли Трору кровь дракона убитого. Спустился король под землю и велел расшевелить Трандуила, на цепях висевшего, и влить ему в рот кровь сородича. И закричал дракон, крови испивший, стал рваться из цепей, себя не жалея, а когда обмяк и сил лишился, осмелился Трор подойти ближе, хотел спросить, но увидел вдруг, как повлажнели ресницы, как скатилась по щеке изувеченной слеза горькая и прозрачным камнем упала на пол. Возрадовался Трор, громкими воплями разогнал он тишину пещерную. Потом приказал отступиться от дракона, не калечить больше, выбрался в покои свои и стал думать, как извести драконов, войны с ними не начиная. И чтобы кровь каждого павшего в «слезу драконью» превратить.
— Еще кого-то поймал? На цепь посадил?
— Нет. Не поймал. Он хоть и верил магу темному, а все равно драконов боялся. Одного пленил, кто знает, как с другим дело обернется? А ну как не справится?
— И что?
— Шли года. Рыскали по земле Троровы охотники тайные, убивали драконов и приносили их кровь Королю-под-горой.
— И?
— Богател Трор, и хоть медленно наполнялся ларец «слезами дракона», каждый камень цены был немалой. Охотники, что убийственным промыслом занялись, богатства не нажили. Скупился Трор, кровь драконову выкупая, сетовал на ее чистоту, подозревал в обмане. Многие из охотников погибли, пропали без вести, многие отступились. Да и самому Трору камни счастья не принесли. Он так трясся над ними, что последнего ума лишился. Все боялся, что украдут камни, тайком уведут. Прятал ларец, перепрятывал, пока вовсе не забыл, где оставил. И сгинул в переходах подземных, искать кинувшись.
— А дракон?
— Что дракон? Так и висит в цепях. Отомкнуть их силы у него нет, а отпустить мало кто решится.
— Почему?
— Страшно. Дракон небо покинул, дабы силы восстановить, теплом и лаской согреться, а обрел лишь страдания и муки. Весь огонь в нем до остатка прогорел, одна лишь боль осталась. И злоба на род людской. Он ведь последний.
— Как последний?! — ужаснулся Бард.
— Последний. Сколько лет живу, а ни я, ни родители мои, ни дед с бабкой про драконов не слыхивали и не видали ни одного.
— Последний, — прошептал Бард. — А может, умер и он?
— Может и умер. Такие беды кого угодно со свету сживут. — Бабуля убрала прялку, поцеловала Барда в лоб, — спи. Кончилась сказка.
Бард заворочался, устраиваясь удобнее, потом вздохнул:
— Это ведь не взаправду?
— А что?
— Я бы его освободил. Пришел бы... разрубил цепи... и отпустил. Сказал бы... ищи. Может, еще кто из драконов выжил.
— Спи.

@темы: Бард, Трандуил, рейтинг PG, рейтинг PG-13, фанфикшн

Комментарии
2016-04-03 в 10:21 

Зелёный ромб
Сдуба Накактус
Как здорово, что ты из сюда перенесла! Теперь можно тут перечитывать :D

2016-04-04 в 20:49 

Хэзел
переменная солнечность
Зелёный ромб, спасибо. ))

     

Thranduil & Bard OTP

главная