21:21 

U-12

Изумрудное ожерелье как первый шаг - развитие отношений через постоянный обмен драгоценностями как бы в подарок. Гномы могут даже провести ликбез по языку камней (чтобы принять посильное участие в истории и понаблюдать за нарастающими чувствами).

2800 слов.

Предупреждение раз: я с некоторым опозданием поняла, что, возможно, понятие «язык камней» следовало трактовать иначе, но получилось так, как получилось.
Простите.
Предупреждение два: этот текст, невольно, стал продолжением исполнения заявки U-2 barduil.diary.ru/p206508438.htm
И три: простите за... ну, вы поймете, за гномов. ))


- Выкрутился?
Бард переступил с ноги на ногу и пожал плечами. Рядом с Трандуилом - холодным, выцветшим и странно-ощутимо тяжелым - было неуютно.
- Понял.
Трандуил чуть вздернул брови, безмолвно спрашивая, но судя по упрямо сжатым губам, Бард, ни угадывать суть вопроса, ни отвечать на подобным образом высказанное любопытство, не собирался.
- Что понял? - не пряча недовольства, переспросил эльф.
А Бард вдруг улыбнулся.

Два месяца прошло после битвы.
Люди не голодали, ибо эльфы продолжали делиться провизией и более того, помогали восстанавливать Дейл. Бард радовался и одновременно чувствовал, что его долг перед Трандуилом растет, как снежный ком. И когда Даин исполнил обещание Торина, и отдал бывшим эсгаротцам часть сокровищ Эребора, раздумывал недолго - собрался и привез в Мирквуд ожерелье Гириона.

- Понял, что как ни велика моя благодарность, собой я расплачиваться не намерен.
Трандуил пролил вино мимо кубка, посмотрел на Барда. Тот, не перестав улыбаться, развел руками. Дескать, не прав, то прости, что посмел твой взгляд так трактовать, а если прав, то знай, с кем связался.
- Нужен ты мне, - пробормотал Трандуил с досадой. И больше на себя - не смог сдержать удивления прозорливости человека и его спокойному принятию таких отношений, да еще и попался.
Бард прижал ладонь к груди, поклонился и стал серьезнее, - не нужен. Но вы помогли и продолжаете нам помогать. За это я и благодарен. Прими, король Трандуил, эти камни, как признание и преклонение перед щедростью твоей и добротой.
- Я не добр. Не обольщайся.
Трандуил захлопнул ларец, поднялся из-за стола и прошелся по комнате.
Бард насторожился.
- Не добр, - повторил эльф. - Но дар твой велик непомерно. И я не могу его принять...
- Придется, - жестко возразил Бард.
- ...принять так. Не одарив в ответ.
Бард передернул плечами от озноба, вдруг скользнувшего меж лопаток
Предчувствие. Будь оно неладно!

Трандуил взял что-то из шкатулки, стоявшей на полке в углу, подошел к Барду. Тот попятился, но уловив во взгляде насмешку, остановился. Трандуил скользнул рукой под рубаху, намеренно коснувшись тела, и приколол нечто маленькое и легкое у ворота. Отошел. Бард скосил глаза, потом отвернул ворот и посмотрел.
Мотылек. Тончайшие крылышки из ажурного серебра; лапки, голова из того же металла; а вместо тельца темно-фиолетовый камень.
- Спасибо. Но не стоило...
- А придется. Принять, - Трандуил холодно улыбнулся. - До Дейла путь не близкий. Ночи темные. Благоразумный не стал бы медлить без причины.
- И вам не хворать, пресытившись собственным гостеприимством.
Трандуил отпрянул.
Бард отступил.

###

- Поверить не могу, что ты отдал ожерелье, - Даин покачал головой, осушил кружку и вытер усы. - И кому?! Остроухому?!
Бард, такой же как гном - сытый и пьяный - пожал плечами и согласно кивнул, когда Даин взялся за кувшин с пивом.

Железностопу тяжко давалось правление Эребором. Одинокая гора все еще казалась чужой, доставшейся несправедливо. Утрата Торина, как и дыра, зиявшая на месте Аркенстона, ощущалась подобно выбитой кости. Даин старался реже сидеть на троне, и Бард, все еще чувствовавший озноб после встречи с Трандуилом, с радостью согласился провести переговоры за кружкой пива. А как и когда они оба успели так набраться хмельного, никого из них не тревожило.
- Остроухому, - Даин не мог смириться с человечьей глупостью. - Изумруды.
- Ты так сокрушаешься, словно я немыслимые сокровища в отхожее место выкинул.
Даин посуровел, огладил бороду, - слушай и внимай мне, человек. Ты в камнях не разбираешься и потому цены им не знаешь. А я ведаю. И не только, чего стоят, но и что могут, что им подвластно. Для тебя побрякушки разноцветные, для меня...
- Для тебя?
Даин отмахнулся, - выпьем.
Опустошил в два глотка кружку, но не удержался, продолжил, - изумруд - камень чистый. Силы в нем немалые. Бережет от напастей мыслимых и немыслимых, от чар злобных, от горестей. Стремится исправить ошибки, совершенные в прошлом. Дарует счастье, удачу, благополучие. Помогает предвидеть будущее, хранит любовь. Отгоняет тоску и дурные сны. И все это ты отдал?! Сам?!
Даин грохнул кружкой по столу.
- Подарил, - Бард, задумавшись, коснулся шеи, поправляя ворот рубахи. - Ему, может, нужнее будет.
Даин прищурился, приметив мотылька, - трандуилов отдарок?
- Что?
- Дар ответный. Отдарок, - пояснил Даин, выбрался из кресла, подошел и, цепко прихватив за рубаху, пригляделся внимательнее. - Ишь ты!
- Что?
- Аметист, - многозначительно ответил Даин и вернулся на свое место.
- И что?
Даин разлил пиво по кружкам, - выпьем.
Бард упрямо повторил, - аметист. Что?
- Хороший камень. Оберег от злой судьбы. И от опьянения.
Бард фыркнул, - ну, это вряд ли.
- Так для этого, - Даин назидательно ткнул пальцем в сторону Барда, - надо делать из него чаши или кубки и пить вино, разбавленное водой.
Они поглядели друг на друга и одновременно покачали головой, - нееет!
- Выпьем!
Ударив кружками о стол, оба притихли. Потом Даин, заглянув в пустой кувшин, вздохнул, привалился к спинке кресла и посмотрел на Барда. Подумал, прикинул, скрыв за пьяной леностью одолевшие его сомнения, и решил не молчать.
- Аметист хранит от необдуманных действий и поспешности. Но есть в нем злое коварство. Говорят, он способен вызвать любовь к дарящему, даже против воли сердца. Не носи. Спрячь. А еще лучше одари в ответ. Это разрушит чары.
Бард усмехнулся, - было бы чем.
- Ну, с этим я помогу. И возьму недорого.

В малую сокровищницу они ввалились после долгих препирательств, кому положено первым переступить порог. Даин зажег факелы и махнул рукой, - смотри, выбирай.
- Каменный хер, - Бард зажмурился и встряхнул головой, чудом не сверзившись со ступенек. Открыл глаза. Нет. Не почудилось. - Зеленый.
- Малахитовый, - поправил Даин.
- Но... Да я гляжу, вы, гномы, затейники.
Даин скривился, - жил тут один. Хероноситель. Все им подменил. И голову, и сердце. Им думал, им выбирал. Так гордился своим достоинством, что решил увековечить. Камень только зря извели.
- Увековечить. В настоящий размер?
- Не знаю. Я не щупал.
Бард рассмеялся, от души хлопнул Даина ладонью по плечу и пошел дальше.
А гном протянул мечтательно, - я бы поглядел на Трандуила, получившего такой подарок.
Бард остановился, подумал, потом сказал, - нет.

Посмотрел на стол, где были выставлены изделия из малахита. Подивился искусной резьбе, превратившей камень в дракона, сошедшихся в схватке медведей, пузатую лягушку. Приметил россыпь листьев - мелких, с причудливыми прожилками, завитками - и выбрал.
- Вот. Этот.
Положил на ладонь небольшой, узкий лист, слегка изогнутый, словно ветер его коснулся. Похожий на лук с едва натянутой тетивой. И парус.
Даин помрачнел, - по больному задеть не боишься?
- Больному? - Бард провел пальцами по листу.
- Леголас. Зеленолист. - Даин вздохнул, - как ни крути, кроме сына у Трандуила никого и нет.
- Не боюсь, - Бард вновь погладил лист. - Зима, лес голый стоит. Пусть этот о весне помнит.
Даин дернул себя за бороду, - может... хотя... Малахит. Ладно. Одинокому с ним легче.
- Почему?
- Притянет кого-нибудь, - резковато ответил Даин и отказался объяснить подробнее, только предложил ушко приделать, да на цепочку повесить.
- Нет, - отказался Бард. - Так подарю.
Направился к двери и Даин не сразу сообразил спросить, куда это человек собрался?
- В Мирквуд, - качнулся Бард на пороге, - сам же сказал, что нужно одарить в ответ, чтоб чары развеять.
- Стой, - Даин кинулся догонять. - Стой! Ты хоть протрезвей сначала.
- Я не пьян, - отозвался Бард из-за поворота.
- Стой! Еще с лошади свалишься. Замерзнешь. А мне потом перед эльфом ответ держать?!
- Перед Трандуилом? - Бард обернулся.
- Почему перед Трандуилом?
- Ты сказал.
- Это тебе с пьяных глаз почудилось, - отбрехался Даин. - Я сказал - перед семьей твоей ответ держать.
- Нет, не почудилось. Я хоть и пьян, - согласился Бард, - но не глухой. Ты не так сказал. Ты так сказал.
- Пьян. Проспись и поедешь.
- Куда?
- Как куда? Домой.
- Домой, - Бард медленно вздохнул, прикрыл глаза и рухнул, как подкошенный.
Даин выругался, потом похлопал человека по щекам, - ей, ты живой?
А когда Бард пробурчал что-то непонятное и перевернулся на бок, Даин выпрямился и качнул головой, - ну, и куда тебе с Трандуилом тягаться? Мотылек, ты и есть мотылек. Сгоришь.
Подхватил подмышки и потащил к гостевым спальням.
- Эх, жаль я ему башку не проломил. Хороший эльф - мертвый эльф. Хлопот меньше.

###

Бард до костей промерз, пока добирался до Лихолесья и перед воротами ждал, когда откроют. За то время, что понадобилось эльфам на раздумья, Бард, вместе с лошадью, успел превратиться в памятник самоуверенной глупости, щедро припорошенный снегом.

В покоях Трандуила было темно. И тихо. Бард, коротко поклонившись, сразу пошел к очагу, подбросил поленья на едва тлевшие угли, снял шапку, подтащил к очагу кресло, сел и плотнее закутался в пальто.
- Зачем явился? - голос эльфа напоминал треск ломающегося льда.
- Отдарок. Привез. Тебе.
- Опять с гномами якшаешься. Прошлого раза не хватило?
Слова гневные, но пустые. Ни злости в них, ни огня. Трандуил говорил так, словно знал, что сказать должен, но ничего не чувствовал.
Бард посмотрел на лужицы талого снега, натекшие с одежды. Стряхнул капли с ворота и протянул руки к огню. Ничто не грело. Ни языки пламени, уже обвившие сухое дерево. Ни стены, заслонившие от ветра. Ни хозяин дома, от которого стужей веяло похлеще, чем под открытым небом.
- Зачем явился?
Бард обернулся, - отдарить.
- Опять с гномами якшаешься. Прошлого раза не хватило?
Бард похолодел от ужаса. Выстыл изнутри. Трандуил дословно повторил уже сказанное и все тем же ровным, неживым голосом.
- Зачем явился?
Бард встал с кресла и осторожно приблизился к эльфу.
- Зачем явился?
Бард посмотрел на пустые кувшины, заполонившие стол, валявшийся на полу кубок, склонился над недвижно сидевшим Трандуилом.
- Зачем явился?
Трандуил смотрел сквозь, будто не понимая, насколько близко Бард сумел подобраться.
А тот вдохнул, втянул терпкий запах вина и прошептал, - ты пьян, что ли?
Трандуил медленно моргнул, - эльфы не пьянеют.
Бард не поверил.
- Идем, - он взял эльфа за бока, потянул к себе, вынуждая подняться. Трандуил поддался. Встал, качнулся навстречу и Барду пришлось ловить, удерживать.
- Ты пьян.
- Эльфы не пьянеют.
Трандуил под тонкими своими одеяниями казался обжигающе горячим и Бард позволил себе немного постоять. Погреться.
- Холодно, - едва различимым шепотом пожаловался вдруг Трандуил.
- Ну, прости, - Бард закинул его руку себе на плечо, обнял и потянул к выходу. - Идем.
- Зачем?
- Спать тебя уложу.
- Эльфы не спят.
- Ничего. Раз в сотню лет не воспрещается.

Они долго и медленно шли какими-то коридорами, переходами. Трандуил совершенно не помогал - дорогу не подсказывал, да еще и наваливался все сильнее и сильнее.
- Нет. Так не пойдет. - Бард остановился, развязал пояс и бросил его на пол, распахнул пальто. - Где спальня? Где покои твои?
- Там, откуда ты меня увел.
- Издеваешься?!
- Нет. Я же спросил, зачем?
Бард сдержался. Промолчал. Развернулся и пошел в обратную сторону.

Вернулись они гораздо быстрее, чем шли непонятно куда. То ли Барду злость сил добавила, то ли Трандуил устал немощь изображать. Вновь войдя в покои, Бард огляделся, удивившись излишним размерам комнаты, казавшейся не жилой, а изредка посещаемой. Приметил дверь, показал на нее и, дождавшись утвердительного кивка, повел Трандуила дальше. Обрадовавшись увиденной кровати, он, почуяв сопротивление эльфа, вцепился крепче, добрался до постели и... рухнул на кровать вместе с Трандуилом.
И не поднялся сразу.
Полежал, давая себе передышку. Потом попробовал встать и не смог. Трандуил держал цепко. Одной рукой за загривок, второй за одежду. Бард повернулся на бок. Посмотрел. Трандуил переместился, устраиваясь удобнее и скользнул горячими ладонями под рубаху.
- Ты помнишь, кто я?
Трандуил вздохнул, - эльфы ничего не забывают. Бард, я-не расплачиваюсь-собой, лучник. Убийца дракона. Правитель Дейла.
- Трандуил.
- Холодно, - ответил эльф, притянул Барда к себе и затих.
Бард с трудом, не разорвав объятий, выпутался из пальто и легонько погладил Трандуила по щеке.
- И дальше что?
Трандуил не ответил. Не шевельнулся даже.
Время тянулось и тянулось, сматывая нити воспоминаний. Бард не смог уснуть - слишком сильные сомнения терзали сердце, слишком тревожные мысли не давали успокоиться. Так и лежал, слушая тишину, смотрел на эльфа или в темноту. Ждал.
Под утро Бард осторожно слез с кровати, оделся и ушел, оставив на подушке малахитовый лист.

###

- Немыслимо! - Даин погрузил руку в камни, коими ларец был наполнен доверху. - Немыслимо. Не знал бы, кто... То не шепот. Это крик.
Бард был мрачен и зол. Он страдал над бумагами, пытаясь понять, как свести предстоящие расходы с ожидаемыми доходами, и почему ранее предполагаемая разница сумела увеличиться до размеров пропасти? Искал ошибки или обман.
Даин зачерпнул горсть, рассмотрел несколько камешков пристальнее и бережно высыпал обратно в ларец. Потом опустился в кресло, набил трубку табаком и раскурил.
Бард смял бумагу и выбросил на пол.
- Чем ответишь?
- Что?
- Трандуилу, - Даин кивком указал на ларец.
- Вот хрень эту бумажную лентой перевяжу и отправлю. Пусть позабавится!
Бард пнул ножку стола, взъерошил волосы и отпил воды из кружки.
- Гранат. - Даин выдохнул дым. - Гранат - камень влюбленных. Его дарят в знак дружбы, памяти и любви. Гранат возбуждает любовную страсть, веселит душу, отгоняет печаль и дарит радость.
- Повеселились уже. Хватит.
Бард выбрался из-за стола, прошелся по комнате, посмотрел на ларец и тихонько опустил крышку.
- Как Трандуил принял лист?
- Не знаю. Ответа я не дождался.

Подойдя к окну, Бард оперся руками о подоконник и прижался лбом к стеклу. Третий день шел дождь, размывая дороги, перемешивая землю с тающим снегом. Весна, хоть и долгожданная, совсем не радовала. Капризная, переменчивая. Она то дразнила солнечным теплом, то злилась сильными, пронизывающими до кости ветрами, обжигала колючим дождем и пугала вернувшимся холодом.
- Значит, любви тебе не надобно, - Даин качнулся в кресле, ловко удерживая равновесие. - Стало быть, подари лунный камень. Влюбленным он приносит согласие, верность, понимание друг друга. Но исцеляет от болезненных грез. Усмиряет. Устраняет гнев и излишнюю самоуверенность.
Бард закрыл глаза.

Холодно... холодно... а ладони - горячие, обжигают, вплавляются в тело... и не забудешь, не избавишься... ни чем не перешибешь...

- Или топазы. Освобождают от бурных страстей. Приносят благоразумие, - Даин глянул на Барда, прищурился. - Можно рубины. Рубин - камень любви страстной, пылкой, но в отвергнутом усилит жестокость. Иссушит его, измотает, ввергнет в непоправимое. Сапфир поможет освободиться, откроет любые двери, укажет путь. Смягчит гнев, охладит страсть, дарует покой. А знаешь, подари янтарь. Талисман безутешных.
Бард резко обернулся. Оказалось, Даин, лениво перечислявший достоинства и недостатки камней, смотрел внимательно и жестко. Как хищник, выслеживавший добычу. Стараясь ничего не упустить, не оставить не замеченным.
Бард помедлил, сдерживая гнев, потом спросил, - ты нас свести пытаешься или рассорить?
Даин ухмыльнулся, - еще не решил.
- Ясно.
Бард вернулся к столу, собрал бумаги.
- Неужто доверился мне? И не сомневался ни капли?
Бард промолчал.
Железностоп погасил трубку, очистил и спрятал в карман.
- Не доверяй правителям. Никогда. Ни эльфам. Ни гномам. Ибо каждый ведет свою игру. И жаждет только победы.
- И ты?
- И я. И Трандуил. И ты научишься, если успеешь.
Даин засобирался домой, но на пороге Бард его остановил.
- Верни ему камни Лас-Галена.
- Нет.
- Почему?
- Нельзя.
- Почему?
Даин вернулся в комнату, тяжело осел в кресло и провел рукой по лицу, - если по правде, то мне первому стоило задуматься об этом. Обставить все достойно, красиво. Вернуть долг, исправить несправедливость. Исполнить месть. Извести эльфа. Погоди, дослушай. Трандуил твой только с виду хорош. Сильный, красивый. А внутри порченный. Травленный. Метка на нем драконья. И магией темной его зацепило. А Белые камни той же породы, что и Аркенстон. Ясного и целого от любой беды уберегут. Порченного же погубят. Лишат разума, сил, а после и жизнь заберут. Потому и нельзя.
- Но... он же не отступится?!
- Твоя правда. Не отступится. Всем нутром жаждет вернуть камни себе.
- Не знает, что погубить его могут?
Даин посмотрел Барду прямо в глаза, - знает. Так что подумай. Хорошенько подумай. Может, стоит откупиться раз и навсегда?
Бард помолчал, потом сказал, - нет.
Даин кивнул, принимая его ответ, но не удержался, предостерег, - глубока твоя шахта, Бард, чаще оглядывайся.

###

- Опять ты?
- Я.
Трандуил головы не повернул, чтобы взглянуть на Барда. Как стоял на берегу ручья, смотрел на бегущую воду, так и остался стоять.
По шагам, что ли, узнал?
Бард подошел ближе, встал рядом. Скользнул взглядом по белым прядям, увидел ползущего по волосам паучка, видимо, принесенного ветром, подставил пальцы и ссадил бедолагу на ветку дерева. Трандуил вздохнул.
- Опять ты.
Бард спрятал левую руку за спиной, - я.
Трандуил повернулся.
- Опять отдарок?
- Нет, - Бард улыбнулся, - дар.
Трандуил наклонил голову; взгляд его изменился - настороженность сменило любопытство.
Бард протянул руку вперед, медленно разжал пальцы и показал пустую ладонь.
Трандуил нахмурился. По лицу его скользнуло недоумение, сменившееся пониманием, а затем удивленной растерянностью.
Бард молчал.
Трандуил коснулся пальцами ладони, будто на ощупь проверяя, что глаза его не подвели.
- Бард - я-лучше-любого-камня-в-мире?
- Тебе видней, - ухмыльнулся Бард, шалея от собственной вольности, пряного весеннего воздуха, теплых прикосновений солнца и эльфа, который, утрачивая броню отстраненности, раскрывался подобно цветку.
- Себя решил подарить?
- Возможно.
Трандуил улыбнулся.
- Только не торопи.
- Я терпелив, - Трандуил глянул Барду за спину и замолчал.
Бард обернулся.
Рядом с кустами вербы стоял белый олень, смотрел в их сторону, жадно втягивая воздух. Возможно, если бы эльф был один, олень подошел бы ближе, но запах человека вынуждал его держаться на расстоянии.
Бард замер и вздрогнул, когда Трандуил выдохнул, коснувшись губами уха, - я подожду.

@темы: Бард, Трандуил, рейтинг PG-13, фест

Комментарии
2015-10-29 в 22:12 

*Дюйма*
починяю примус
Очень-очень)

2015-10-29 в 23:45 

Автор, вы заслуживаете и изумрудов (за бережную интуицию в отношении героев), и аметистов (за ясность мысли), и янтаря (за радость которая досталась читателю), и еще кианитов - чтобы в других фанфиках легко проникать в подлинную природу вещей :heart::heart::heart:

Все были хороши, но самый-самый Даин :D

Восхищенный з.

URL
2015-10-30 в 06:54 

Тихе
На совести были видны явные следы угрызений
О! Мне понравилось :))) Спасибо за фанфик, очень милый Даин :)) редко о нем пишут и еще реже - в подобном ключе :)

2015-10-30 в 20:50 

Candra
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный
Даин вообще роскошный.

2015-10-30 в 21:36 

Ваниль.
ом-ном-ном, какой вкусный текст! спасибо, автор!

2015-10-30 в 22:42 

заводной сверчок
Автор, вы прекрасны, спасибо вам!)

2015-10-31 в 21:33 

*Дюйма*, Тихе, Candra, Ваниль., заводной сверчок, спасибо.

Даин просто получился ярче прочих. Не совсем уверена, что попала в характер. И все равно, спасибо. ))

Гость, спасибо. Когда заказчик доволен это радует. Очень.))

2015-11-01 в 19:39 

wyvern
If you were born without wings, do not try to stop if they suddenly will start to grow!
❤ ❤ ❤ очень! И за юмор и за героев! А пьянка какая роскошная:D

2015-11-03 в 22:13 

tigra, спасибо. ))

Несколько боялась, что с юмором меня перехлестнуло. )) Ну, с гномами грех не выпить. ))

     

Thranduil & Bard OTP

главная