Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:00 

U-28 Исполнение-2 - Mermaid!AU

U-26. Mermaid!AU

Сказка о хвостах, пряниках и сказках
Жанр: сказка, флафф
Рейтинг: R
Предупреждения: Ксенофилия :lol: Не вычитано
Размер: 5780 слов
Примечание: Некоторые общие мотивы с предыдущим исполнением, диснеевскими мультиками и популярными сериалами для девочек-подростков :facepalm:


Дело контрабандиста неспокойное, но прибыльное, а большую семью нужно кормить. И хорошо летом, когда можно перехватить торговцев из южных морей в узком заливе до того, как они достигнут крупных портов, и предложить им свой нехитрый товар без пошлин и дополнительных наценок. Зимой залив покроется льдом и об этом дополнительном заработке можно будет забыть. А значит, пока есть возможность, нужно как можно чаще выбираться на побережье. В том году лед сошел рано, и первые корабли появились еще в апреле. Бард уже успел два раза сплавать к заливу, и теперь у девочек появились новые платья, Баин обзавелся курткой по размеру, не с отцовского плеча, а в коробке «на черный день» впервые за несколько месяцев появились монеты.
«Хороший будет год», - думал Бард. Он уже возвращался после удачной сделки, но заметил длинную ладью и решил укрыться ненадолго в небольшой бухте, чтобы не мозолить глаза лишний раз прибрежным жителям, которым его дела с торговцами вряд ли порадовали бы.
Бард завел лодку в бухту, убедился, что с большой воды его видно не будет, и опустился на дно, решив по случаю немного отдохнуть. Он смотрел в небо, слушал плеск волн, ударявшихся о камни; было хорошо, лето еще только началось, а дни уже были дурманяще жаркими. Вдруг раздался особенно громкий всплеск, затем еще и еще. Бард удивился - волн не поднималось, лодка держалась спокойно и лишь слегка покачивалась. Бард выглянул за борт.
В глубине, под толщей воды, промелькнул большой серебристый хвост.
"Лосось, наверное, - подумал Бард, поскорее доставая гарпун, - здоровый такой! Не время для них в море выходить, случайно заплыл, должно быть".
Сразу захотелось есть – с самого утра не пришлось ничего перехватить. Бард представил кусок жирного лосося, коптящегося на углях, и сглотнул.
Хвост мелькнул снова и Бард, прицелившись, метнул гарпун.
Метал Бард хорошо, но неспокойная вода в заводи здорово мешала прицелиться, поэтому он был полностью готов к тому, что едва попадет и придется лезть за рыбиной в воду. К чему Бард готов не был, так это к тому, что едва вода слегка окрасится, как из нее с разъяренным криком выскочит некто с искаженным болью и злостью, но волне человеческим лицом.
Бард шарахнулся так, что чуть не вывалился из лодки.
Тем временем за бортом длинноволосый полуголый мужик потрясал его гарпуном и ругался на незнакомом языке.
Бард бросился к веслам и погреб, но жуткой силы удар выбил у него из рук одно весло.
Сложно было это осознать, но огромный серебристый хвост принадлежал появившемуся из-под воды существу, и именно им тот только что чуть не сломал Барду плечо. На рубашке остался алый след.
Существо еще раз хлестнуло хвостом, на этот раз по воде, и по поверхности расплылось темное пятно.
Бард судорожно сжимал весло, думая, сможет ли отбиться, если рыбочеловек нападет. Тот, однако, продолжал угрожающе шипеть, но попыток напасть не предпринимал.
- Ну прости меня, рыба, - сказал Бард, надеясь, что существо хотя бы уловит примирительную интонацию, - я думал, что ты мой обед.
- Я тебя сейчас самого рыбам скормлю! - вдруг на чистом всеобщем, только с едва заметным пришипетыванием, сказал рыбочеловек.
Бард от удивления сел.
- Ты соображаешь?
- Лучше, чем некоторые.
Странное существо швырнуло гарпун, но не в Барда, а в лодку рядом.
Бард понял, что убивать его пока не собираются, и поспешно оторвал рукав у рубашки.
Рыбочеловек посмотрел на него недоуменно.
- Я не специально. Вот, возьми, - Бард протянул ему оторванный рукав.
- И что я с этим должен сделать? - надменно подняв темные брови, спросил рыбочеловек.
- У тебя хвост поранен, перевяжи.
- Грязной тряпкой? - сказал рыбочеловек, но рукав забрал и стремительно нырнул.
Бард едва перевел дух, подумав, что это он еще хорошо отделался. Он вспомнил, что слышал раньше о морских жителях, и то, что он слышал, больше пугало. Он не успел перебрать в памяти все истории про потопленные лодки, про моряков, оказавшихся на берегу без памяти, о расхищенных грузах, о штормах, в которых резвились и смеялись морские демоны, как вода снова разошлась, выпустив на поверхность рыбочеловека. Тот выглядел все таким же недовольным, но уже чуть менее злым.
- Ты все еще здесь? - спросил он, будто бы это было не очевидно.
- Я бы не успел далеко уплыть, - ответил Бард.
- У тебя есть вино? - неожиданно спросил рыб.
- Что? - удивился Бард. Вино у него было, но только что выменянное, на продажу.
- Вино. Ты приплыл сюда торговать с южанами, - тоном теряющего терпение человека сказал рыб, - Значит, у тебя должно быть вино.
- Оно не мое! - поспешил отнекиваться Бард, - мне его отдать надо!
- Ты меня ранил. Я тебя мог убить, - как-то даже удивленно сказал рыбочеловек, - Даже должен, по справедливости. А ты на вино жмешься?
- Ничего себе справедливость! - возмутился Бард. Несмотря на угрозы, он почему-то не особо опасался этого рыба, - Я случайно! А вино на продажу! Мне семью кормить!
- Я у тебя все не прошу! - рыбочеловек рассердился окончательно, - наглый, жалкий, мерзкий человек!
- Настырная рыба! - вспылил Бард, - на, подавись!
И кинул ему подвернувшуюся под руку бутылку не глядя.
И только потом поднял взгляд.
Рыб смотрел на него, разинув рот. Бутылка, должно быть, благополучно утопла.
Бард понял, что, кажется, перегнул.
Рыбочеловек наконец отмер, сморгнул, прошипел что-то явно нелицеприятное и нырнул снова.
Бард решил было, что его второй раз пронесло, выловил плавающее за бортом весло и повернул лодку к берегу. И тут ему в затылок прилетело что-то маленькое и твердое.
А потом в спину. Бард повернулся и получил болезненный удар в щеку.
Оказывается, рыбочеловек снова вынырнул и теперь кидался в Барда мелкими камешками, сопровождая каждый удачный бросок противными смешками. И, пока Бард не остановился у берега, плыл за ним следом, кидался и хихикал. Бард стоически терпел, считая, что заслужил.
Уже у дома, разбирая снасти, Бард присмотрелся и обомлел - кидался рыб мелким, но очень ровным жемчугом.
Бард глубоко призадумался.


- Не меня ищешь? - морской человек сидел на камнях у воды, опустив хвост в воду, и весь искрился на солнце. Зрелище было захватывающее. Бард подошел поближе. Рыб еще и поворачивался немного, чтобы Барду было удобнее его рассмотреть.
Вообще-то Бард его вовсе не искал, но, по пути домой в ту самую бухточку все-таки заглянул. Из чистого любопытства.
С момента той злополучной встречи прошло уже три недели, и Бард уж начал задумываться, не придумал ли он это все сам. Однако пригоршня жемчуга, которую он насобирал по лодке, говорила об обратном. Вырученного хватило с головой на эти недели, а еще ведь была выручка с продажи вина. Почему бы и не заглянуть в бухту, может, там еще что и осталось.
...У рыбочеловека были длинные уши, с заостренными прозрачными кончиками, и синеватые ногти, длинные и явно очень острые. Лицо у него было красивое, даже немного слишком для парня, да еще и белые, будто бесцветные волосы.
А еще у него были широкие плечи, узкая талия и длинный, длинный, длинный сильный серебристый хвост.
Подождав, пока Бард его хорошенько рассмотрит, рыбочеловек демонстративно улыбнулся - клыки у него оказались заостренные, узкие и острые, как у щуки, но странным образом, это не отвращало и не портило впечатления.
- Не тебя, - сказал Бард, наконец, - знаешь, какие истории про вас страшные рассказывают? Почему ты не подумал, что сюда не я приду, а толпа с баграми?
- Разве я страшный? - с лукавой ноткой спросил рыбочеловек и снова повернулся из стороны в сторону.
- Хорош, - сказал Бард, - только хвост дурацкий.
Рыбочеловек бросил на него уничижающий взгляд.
Бард подавил смешок. Видимо, это был очень тщеславный рыбочеловек.
- Ты весь дурацкий, - заявил рыб и явно намылился нырнуть в воду.
- Подожди! - позвал Бард торопливо, - Не уходи. Ты же не меня ждал?..
- Я проплывал мимо, - холодно сообщил рыб, - и остановился отдохнуть. Потом увидел лодку и подумал, может, это ты. И в этот раз не пожалеешь для меня вина.
- Хвост не болит? - невпопад спросил Бард.
- Не болит, - нахмурился рыб.
- Вина нет. Только пряная брага. Будешь? - Бард достал фляжку.
- Но ее же только в снадобья добавляют... - слегка растерянно сказал рыб, а потом перехватил насмешливый взгляд Барда, и протянул руку, - давай.
Бард подвел лодку к самым камням, где сидел рыбочеловек, и протянул ему флягу. Тот забрал, осторожно, явно стараясь не коснуться руки Барда.
Сделал смелый глоток и закашлялся:
- Какая гадость! - с чувством сказал он, - и это люди пьют ради удовольствия?
- Ну, кто кишкой не слаб, - подначил Бард. Подначивать рыба почему-то было очень приятно.
Рыб снова сверкнул глазами и опять приложился к фляге.
Щеки у него заметно порозовели.
- А ничего, - сказал он и снова отпил, - мне даже нравится. Может, ты не такой уж и мерзкий, человек.
- Меня Бард зовут, - сказал Бард.
- Ты забавный, - рыб снова хлебнул, - Тебе бы хвост нормальный.
Бард фыркнул, а рыб внезапно расхохотался.
- Ха-ха-ха-ха! - заливался он, - человек с хвостом!
Бард почуял что-то неладное, уж больно быстро у рыбочеловека поменялось настроение, да и пить он стал слишком быстро.
- Ты смешной! - рыб тем временем сделал очередной глоток, - меня зовут Трандуил.
И вдруг сполз по камням. Бард испугался, что ему плохо, но рыбочеловек поднял на секунду голову, смазано улыбнулся и уронил голову снова.
Рыб был в стельку пьян, и это было самое быстрое опьянение, которое приходилось видеть Барду на своем веку.
- Вот это дела, - растеряно сказал Бард, глядя на разомлевшего Трандуила.
И что теперь с ним таким делать? Так оставить? Не утонет же он? А вдруг утонет?
Кто их знает, как они устроены, эти морские жители... Бард присмотрелся. Где-то у него должны быть жабры, как-то же он под водой дышит... А если наглотается?.. Легкие у него тоже должны быть... Что-то подсказывало Барду, что вряд ли будет что-то хорошее, если в них попадет вода.
Бард вздохнул, подхватил оказавшегося очень увесистым рыба подмышки и втащил в лодку.
Тот издал какой-то невнятный звуки и засопел.
Около минуты Бард почти на полном серьезе думал, сколько можно было бы выручить за такое чудо природы. Потом мысленно одернул себя.
Начался дождь. Бард прикрыл рыба ветошью. Прикрывать рыбу от дождя было глупо, но Барду самому было бы неприятно смотреть, как тот мокнет. Хвост у рыба был гладкий и теплый.
Спал рыб недолго. Бард не успел даже заскучать, когда тот проснулся и зашевелился.
- Ты меня специально опоил? - заплетающимся языком спросил рыбочеловек. Потом резко сел и отчаянно задергал хвостом.
- Тише ты! Лодку перевернешь! - попробовал урезонить его Бард.
- И переверну! Зачем ты меня в лодку затащил?! - заорал рыб. Быстро отошел, - Собрался все-таки обедать?!
- Вот дурак! - поразился Бард, - Я боялся, что ты утонешь!
- Утону?.. Я?..
Рыб снова распахнул рот.
- Глупая ты рыба! - рассердился Бард.
И тут же небо вдруг оказалось очень близко, а потом стало холодно и мокро.

Бард очнулся на берегу, перевернутая лодка болталась на мелководье, пожитки лежали на песке рядом. На камне недалеко от берега сидел сердитый рыб.
- И чего ты этим добился? - спросил Бард, садясь и проверяя, цела ли челюсть.
- Никогда не смей меня так называть!
- Ладно. Понял.
Бард передернул плечами. Он был мокрым насквозь. В голове гудело.
- Извини, - буркнул рыб – Трандуил, так его зовут, вспомнил Бард, - мне давно никто не говорил гадостей.
- Разве ж это гадости, - вздохнул Бард, - и ты прости. Я не знал, что брага тебя так проберет. Хочешь, я тебе в следующий раз нормального вина принесу?.. Я так понимаю, у вас там в море с этим проблемы?.. Или что ты еще любишь?
- Пряники, - мрачно сказал Трандуил, не меняясь в лице проглотив про «следующий раз».
Бард рассмеялся.
- Чего тут смешного? Ты пробовал когда-нибудь пряники под водой готовить? - как-то не слишком натурально возмутился Трандуил.
- Не пробовал.
- Принесешь пряников - я тебе достану жемчуга, - пообещал рыб, - приходи через неделю, к полдню.
И нырнул.
А Бард еще долго разводил костер отсыревшим огнивом, сушил вещи, грелся, но его это вовсе не раздражало, и он даже несколько раз еще смеялся, вспоминая физиономию рыбочеловека.

В следующий раз рыб опоздал. Бард уже собирался уходить, когда тот вынырнул недалеко от берега.
- Явился, - буркнул Бард, которому уже изрядно надоело сидеть на месте, - странное, видать, у вас представление о полудне.
Бард кивнул на клонящееся к горизонту солнце.
- Меня задержали дела, - с достоинством ответил рыб, подплывая ближе.
- Какие дела? За окунями гоняться?
Трандуил нахмурился, над водой показался тяжелый хвост, и Бард спешно поменял тон:
- Не сердись, - примирительно сказал он, - день у меня не задался.
Трандуил тем временем в два почти незаметных движения выбрался на камень и устроился поудобнее.
- Что у тебя случилось? - просил он с долей участия.
- Не успел с торговцами сговориться, - вздохнул Бард, - лодки с побережья показались, еле ноги унес.
Лицо у Трандуила вытянулось.
- Не волнуйся, тебе я вина принес, - Бард потянулся к сумке, - и вина, и пряников. Обещал же.
Он протянул сверток Трандуилу, тот взял, пристроил на камнях рядом, вытащил один пряник и принялся жевать.
- Не знаю теперь, что делать. Переждать пару недель что ли. Видели мою лодку, могли приметить.
Бард рассказывал, не особо беспокоясь, что рыбочеловеку его печали безразличны – ему нужно было просто высказать это все вслух.
- А в этом году хоть и лето раннее, по всем приметам, осень рано придет. Мне нужно будет на равнины бочки гнать, на побережье время не останется. А потом зима. Не успею денег скопить – тяжело придется.
Трандуил слушал, взявшись за второй пряник.
- Каждый год надеюсь, что удастся из этого круга вырваться, а по итогу – опять одно за другим и как всегда. Год пережили – и хорошо.
Бард махнул рукой и подкинул в костер сухих веток.
- У тебя большая семья? - спросил Трандуил.
- Трое детей, - ответил Бард и добавил по привычке, предвосхищая вопрос, который должен был последовать – Жена три года как умерла. Лихорадка.
Бард думал, что Трандуил скажет обычное «сочувствую» или там «мне очень жаль», но тот отложил недоеденный пряник и нырнул в уже темную воду. Видимо, надоело ему слушать про бардовы горести.
Однако он довольно скоро вернулся, вынырнул, несколько раз тяжело вздохнул, будто не мог отдышаться, кинул Барду какой-то сверток и выбрался обратно на камни, стал доедать пряник.
- Что это? - спросил Бард, разворачивая плотный широкий кусок мокрой водоросли.
- Я тебе жемчуга за вино обещал, - сказал Трандуил, - это получше будет.
Барду на колени выскользнул здоровый, с голубиное яйцо, прозрачный камень небесно-голубого цвета. Местами он был вросшим в грубую горную породу, но на сколах сиял такой чистотой, что Бард невольно залюбовался.
- Это морская слеза, - сказал Трандуил, - таких камней на берегу не найдешь. Только не продавай первому попавшемуся, найди того, кто знает толк, хорошую цену дадут.
- Щедро, - признал Бард, - за четыре пряника и бутылку...
- Смотри сам не прогадай, - лениво отозвался Трандуил, - пряников можешь еще принести. Таких камней больше не обещаю, а жемчуга достану. Может, и удастся тебе на зиму скопить и без южных торговцев.
Бард помолчал, обдумывая открывающиеся перспективы. Покупать для рыба вино, сладости, да что он еще сам захочет, и получать только за это более чем щедрую награду... Можно не заботиться о товаре, не грузить лодку, не думать, захотят ли в этот раз южане купить, или все стухнет и придется возвращаться ни с чем. Не вздрагивать каждый раз при виде лодок прибрежных жителей и не бояться их стражи... По всему выходило, что Бард нашел золотую жилу.
- А почему вы не наладите нормальную торговлю с людьми? - спросил он, - если так пряники любите.
- Потому что люди опасные, ненадежные и вероломные твари, - с расстановкой произнес Трандуил.
- Люди?!
- Что тебя так поражает?..
- Да вы корабли топите из-за наживы!
- Что?! - рыб уже знакомо возмущенно распахнул рот, - Да что ты такое говоришь?!
- Так люди говорят.
- Опасные, вероломные, тупые и лживые! - Трандуил соскользнул с камней и сделал в воде большой круг.
Бард не спешил переубеждать Трандуила, потому как во многом был с ним согласен.
- И я по-твоему такой? - спросил он вместо этого.
Трандуил сделал еще круг и остановился.
- Ты вроде бы нет, - с некоторым сомнением сказал он, - только веришь во всякую ерунду.
- Ну тут ведь как, - сказал Бард, - корабли тонут же. Люди говорят. Корабль утопший есть, груза нет, моряк, помять потерявший, тоже есть. Некоторые видели, как морской демон его тащит.
- А то, то демоны моряков на берег вытаскивали, никому в голову не пришло? А немного провианта в качестве платы за спасение жизни – велика цена?..
- А память-то зачем забирать?..
- Может, моряк головой сильно ударился, - буркнул Трандуил, - а может, разозлил чем.
- Так вы правда умеете память отнимать?
- Мы много чего умеем, - уклончиво ответил Трандуил, - на самом деле, моему народу запрещено иметь дела с людьми.
- Значит, ты нарушаешь ваши законы, приплывая ко мне?
- Получается что так, - Трандуил почему-то потупил взгляд и Барду пришло в голову, что его смущает не возможность наказания.
- Когда-то давно мы пробовали общаться с людьми, и ничего хорошего из этого не получилось, - Трандуил задумчиво зажевал очередной пряник.
- Тебе от пряников плохо не станет? - обеспокоился Бард, которому было интересно послушать продолжение, а не опять откачивать рыба, - ну как от браги.
- Нет, - мотнул головой Трандуил, - вот еще.
Но пряники точить прекратил.
Часть пряников Трандуил завернул в позаимствованную у Барда тряпицу, явно собираясь взять с собой
- Размокнут же, - сказал Бард.
- Заколдую - не размокнут.
Бард решил на будущее запомнить, что он действительно умеет колдовать.
- Засиделся я с тобой, - сказал рыб, к разочарованию Барда, - а меня ведь тоже дома ждут.
- Я приеду через две недели, - пообещал Бард. - будешь ждать?
- Через полторы, - ответил Трандуил, что-то обдумав, - Вечером. К закату. И еще пирожков привези. С вишней.

Так Бард стал ездить на залив, всегда возвращаясь с добычей большей, чем ему приносила вся рабочая неделя – Трандуил, не скупясь, обменивал на сладости крупный жемчуг, перламутр и какие-то немыслимые водоросли, жутко вонючие, и которые Бард поначалу отказывался брать, думая, что над ним издеваются.
А потом оказалось, что городские дамы, из тех, что постарше и побогаче, действительно готовы платить за них баснословные деньги.
Бард внял советам Трандуила и старался не светить своими новыми источниками дохода. Коробка «на черный день» наполнялась все быстрее и скоро уже была переименована в коробку «на будущее». Дети радовались, расспрашивали, куда ездит отец, но тот отмахивался, говорил, что нашел новых покупателей.

Они, конечно, не только менялись принесенным, но и подолгу разговаривали, иногда и всю ночь. Бард рассказывал про Озерный город, про холодную, иногда жестокую к людям, но все же прекрасную природу тех мест. Про Одинокую Гору, где спит дракон, про жадного бургомистра, которому нет дела до людей, про продажных странников, про нелепые законы, которые ему приходилось учиться обходить, чтобы хоть как помочь людям, и самому тянуть семью.
Трандуил тоже рассказывал – про подводные пещеры, наполовину заполненные водой, наполовину - воздухом. Про горную гряду посреди моря, на самом деле полую внутри, с целой чередой гротов, уходящих под воду. Про свой Морской Народ, веселый и даже беспечный в мирное время и грозный в беду. Истории Трандуила казались Барду куда интереснее, чем его собственные, но Трандуил слушал с горящими глазами, и только печалился почему-то когда речь заходила о семье Барда.
Однажды, когда ночью, под звездным небом, они пили вино – Трандуил лежал на мелководье, Бард подобрался к нему поближе, спокойная вода лишь иногда касалась его стоп - Трандуил рассказал про то, как как-то давно Морской Народ заключил союз с жителями побережья, и они долгое время торговали, менялись, помогали друг другу. Но тогдашнему правителю людей застили глаза сокровища Морского Народа, к которым они сами относились без трепета, к каменьям – как к красивым вещам, к жемчугам – как к поделочным камням, и дарили их легко и без малейшей жалости. Правитель людей обманом захватил в плен Принца морских жителей и требовал за него богатый выкуп. Морской Король согласился, морские жители принесли выкуп, но этого показалось человеку мало, и он потребовал платить дань, за что обещал только оставить Принца в живых, но не отпустить на волю. Король любил сына, и снова согласился, хотя гордость его была уязвлена. Но потом правитель людей потребовал, чтобы морские жители топили корабли соседнего государства, потому как собирался пойти на них войной, и помощь Морского Народа была ему необходима. На это Морской Король пойти уже не мог, ведь это означало погубить множество своих подданных, не говоря уже о ни в чем неповинных людях. И он отказался.
Правитель людей приказал убить Принца. На глазах у всех принца морских жителей сбросили на камни. Но правитель людей забыл, что убив Принца, тем самым лишает себя защиты. А истинной силы Морского Народа он не знал.
Ярость Морского Короля была ужасна. Крепость людей разнесло на мелкую гальку поднявшимся жутким штормом. Множество людей погибло в тот день, но погибли не только люди. Возлюбленная Принца не поверила в его смерть, и хотела хотя бы найти его тело, а вместо этого угодила почти в центр бури.
Когда буря улеглась, выяснилось, что принц чудом выжил, а вот его возлюбленной найти не удалось.
В еще не улегшемся гневе Морской Король лишил оставшихся в живых людей памяти. И они забыли о том, что умели строить каменные дома, делать хитрые механизмы, варить лекарственные снадобья. Надолго остались обычными рыбаками, пока из поколения в поколение не восстановили потихоньку свои навыки и умения. И забыли о Морском Народе.
Бард слушал, затаив дыхание.
- Неужели это правда? - спросил он, когда Трандуил замолчал.
- Так мои сородичи говорят, - явно передразнивая Барда, сказал Трандуил. И отвернулся, а Бард в отблеске костра вдруг снова заметил на спине Трандуила длинную белую полосу, по диагонали, через пояс, к хвосту. Раньше Бард уже видел ее, и подумал, что это, должно быть, хрящ или плавник, или что еще такое. Сейчас какие-то странные мысли поползли у него в голове – например, откуда Трандуил знает про пирожки с вишней, если никогда не общался с людьми?..

Сам Бард рассказал о Дейле, прекрасном белокаменном городе, стоявшем неподалеку от Одинокой Горы, о его мудром правителе, о дружбе с населявшими гору умельцами гномами, о волшебниках, посещавших город.
И о том, как жадность гномов навлекла на весь город беду, а правителя города, единственного, кто пытался противостоять чудищу, хоть и не преуспел в этом, обвинили в том, что он не смог всех защитить и спасти. Обвинили после того, как ему удалось попасть в Дракона Черной стрелой, хоть и не убив его. После того, как он среди пожара и разрушений собирал и выводил людей из горящего города. Рассказывая, Бард сжимал кулак и смотрел на тяжелый перстень, доставшийся от отца, с простым черным, как та самая стрела камнем. Перстень, который у Барда не поднималась рука продать даже в самые голодные времена.

Еще одной забавой было рассказывать истории и небылицы, которые ходили про морских жителей среди людей. Однажды Бард травил свою любимую байку про прекрасных дев, которые заманивали моряков на скалы, где они разбивались. Или где они поцелуем забирали память, в зависимости от мрачности настроения рассказчика. Бард сидел в лодке, Трандуил внимательно слушал из воды, опираясь о борт.
- И как же, как эти коварные морские девы заманивали моряков? - с интересом спросил он.
- Не знаю, - ответил Бард – обольстительные, может, очень были.
- А я похож на такую коварную обольстительную деву? - игриво спросил Трандуил.
- На деву не похож, - вздохнул Бард, а Трандуил засмеялся, явно уловив несказанное.
- Нужно проверить, - сказал он, и, держась за борт лодки, потянулся вперед.
...Целовался Трандуил как обычный человек, только очень сладко. И улыбался все время. Бард и сам улыбался. Было смешно.
- Ну как? Забыл все? - спросил Трандуил, отстранившись и облизнув покрасневшие губы.
- Не все, - сказал Бард.

А потом они еще много раз целовались - так, через борт, и кода Трандуил выбирался на камни и сидел рядом с Бардом, упираясь хвостом в камни. Ниже, от пояса его кожа становилась плотнее и темнее, там, где у человека были бы бедра, она уже была жесткой, темно-серой, почти черной, но теплой на ощупь и затем только переходила в покрытый мелкими чешуйками серебристый хвост. Гладить темную плотную кожу почему-то было очень приятно.
Это было игрой, которую из-за их разности можно было не принимать всерьез. Зато удовольствия она приносила море.
Бард теперь еще больше радовался каждой поездке. И дома все дела спорились, и дети чаще смеялись, и Сигрид сказала, что отец выглядит счастливым, и аккуратными вопросами стала выпытывать, не встретил ли он кого... Бард отмалчивался да отсмеивался, не расскажешь никому про его нечаянную радость.

- Как же вы вообще на свет появляетесь? - как-то спросил Бард, глядя на Трандуила через толщу воды, - Колдовством?
Трандуил долго рассматривал Барда, как будто бы ругаться собрался, а потом покачал головой.
- Ты правда такой дурень? Или притворяешься?
- Да почему дурень? - почти не обиделся Бард, - я привык глазам доверять. А ты везде гладкий. Рыба и рыба.
- Ну знаешь, - сказал Трандуил, - У нас все продумано. И до поры до времени прикрыто. Лучше чем вы - ходить со всем наружу.
- Гм, - сказал Бард, пытаясь сообразить, что имеет в виду Трандуил.
- Гм, - сказал он, когда под взглядом Трандуила понял, что тот имеет в виду и поспешил поменять позу.
Трандуил серебристо засмеялся.
- То есть ты хочешь сказать, что...
- Что когда надо, тогда и появляется.
- Во даете, - покачал головой Бард. - Вы поэтому одежду не носите?
- А зачем?
- А девушки? - чуть мечтательно спросил Бард и тут же хлестко получил хвостом по ноге.

Совершенно отомщенным Бард почувствовал себя, когда они целовались в другой раз, кода Бард решил искупаться вместе с Трандуилом. И
Бард поймал его за талию, притянул к себе и поцеловал, и они закружились в прозрачном водовороте, то погружаясь, то всплывая. Бард вовсе не боялся, потому что силы Трандуила с легкостью хватало, чтобы удерживать на поверхности их обоих, это было похоже на полет, и Бард так увлекся, что когда ощутил вполне существенное давление на бедро, удивленно опустил взгляд и даже не сразу понял, что увидел. Трандуил ужасно смутился, бросил Барда и уплыл.

А дальше становилось хуже. Это уже меньше было похоже на игру. Днем Бард занимался делами. Вечером - семьей. Ночью иногда по нескольку раз... вспоминал. Хотел. Совсем не смущаясь того, чего он хочет, не пугаясь этого. Как будто юность вернулась, когда он не мог держать в узде порывы тела.
Однажды, когда впереди уже замаячила осень, Бард приехал в уговоренное время, но Трандуил так и не появился. Только на камнях, где они сидели, нашлась горстка морских слез, мельче, чем в первый раз, но еще более чистых, завернутая в тряпицу, в которой Бард опознал свой рукав, которым когда-то предлагал перевязать пораненный хвост.
"Больше не придет", - подумал Бард, и мысль эта отдалась груди такой болью, что Бард испугался. Он оставил там же бутыль вина и крынку с медом и вернулся домой.

Вот и все - думал Бард. Ну и хорошо. А то к чему это все... А через неделю снова поехал.
И Трандуил был там.
- Прости, торопливо сказал он, - у меня были срочные дела. Почему ты не вернулся, как договаривались?
- А мы как-то договаривались? - удивился Бард.
- Я оставил морские слезы - восемь штук, чтобы ты понял, что нужно приехать через восемь дней, - будто что-то очевидное растолковывает, сказал Трандуил.
- Вы все-таки очень странно устроены, - сказал Бард.
- Глупые люди.
- Дурацкие рыбы.
Трандуил сердито зашипел, и Бард потянул его за шею к себе и торопливо поцеловал. Трандуил пошипел еще немного, а потом обмяк.
- Бард, - нежно сказал он. Бард вздрогнул от необычности этого тона. - Как хорошо.
Бард не стал ни отрицать, ни уточнять, ни соглашаться.

И снова все стало так, как было - дела, семья, работа, и раз в неделю, а то и две - поездка на залив, которая приносила теперь куда больше радости от того, что он снова видел Трандуила, чем от того, что возвращался он с жемчугом и другими ценностями.
Эти поцелуи, купание вместе, и торопливые, все более уверенные касания, затопляющий восторг, кружили голову – как бы совсем не потерять.

...Они целовались, то погружаясь в воду, то всплывая, и Бард был пьян от ощущений, от недостатка воздуха, от того, как вился вокруг него Трандуил, как притирался к нему, и Бард снова поражался, как же они устроены, эти существа.
И всего этого было слишком много и слишком мало. А потом волной их вынесло на берег, Бард упал сверху, прижался теснее, почувствовав опору.
Палило солнце, но было холодно из-за того, что они только что показались из-под воды. Трандуил повел плечом, собираясь вывернуться, но Бард навалился сильнее, целуя у уха, гладя.
- Позволь... - шепнул он, и осторожно провел рукой по спине, от пояса по теплой, похожей на ощупь на выдубленную, коже, ниже, надавливая кончиками пальцев, стараясь нащупать, где чешуйки станут податливыми и прогнутся.
Трандуил ударил хвостом, несильно, но тревожно.
- Ну тише, тише, - ласково попросил Бард шепотом, и прижался всем телом, сума сходя от того, что делает. Целовал сзади его шею и плечи, сжимал, пытаясь удержать, Трандуил трепыхался, трепетал под ним, и Бард понимал, что если бы хотел, он бы его скинул, но Трандуил только застонал, не размыкая губ, когда Бард вжался в него, и уперся руками в илистое дно, наклонив голову и подставляя загривок, Бард тут же укусил.
Накатывали волны, и Бард задвигался в такт. Трандуил забился сильнее, Бард чуть сильнее надавил ему на спину и снова успокаивающе загладил по бокам. Трандуил тихо стонал на каждый толчок, Барда уносило все больше, он меньше контролировал себя, шептал то-то, сам не понимая, что, сжимал, просил не вырываться, хоть Трандуил и не пытался, звал по имени, захлебывался в накатывающей воде, чувствуя, что ближе и ближе, и, наконец, волна удовольствия смела все, стерла все границы, он вздрогнул всем телом и последний раз вжался, обеими руками прижимая к себе Трандуила, хотя казалось, куда уж ближе.
А потом соскользнул, упал рядом. Они оба были перемазанные в песке и иле, Трандуил, с серыми от песка волосами, упал на спину и устремил на Барда прозрачный ошеломленный взгляд. Слепило солнце, Трандуил молчал, у Барда сильно сжало сердце.
- Я не обидел тебя? - Бард осторожно погладил его по плечу.
Трандуил вдруг пружинисто рванул на глубину и нырнул быстрее, чем Бард смог его остановить.
А потом также быстро появился над поверхностью воды.
- А ты собирался?..
- Нет, ну что ты... я вообще не собирался...
- А вот теперь это уже обидно, - сказал Трандуил и снова скрылся под водой.
Бард прождал его до вечера.
Трандуил все-таки вернулся и тихонько окликнул прикорнувшего Барда по имени.
- Почему так сложно? - спросил его Бард, - Ведь это все уже всерьез.
- И что тебе нужно было, чтобы это понять? - сказал Трандуил, - раньше не приходило в голову? Бард, вчера я почти не спал, чтобы скорее покончить с делами, а потом плыл почти всю ночь, чтобы быть здесь тогда, когда мы договорились. А у меня тоже есть семья.
- А я плыл под дождем три часа, - улыбаясь, сказал Бард.
- Вот. И ты все еще думаешь, что это все - так?..
- Да пойми ты, рыба глупая! - рассердился Бард, и даже не получил за свои слова хвостом, - Именно потому, что все для меня серьезно я и переживаю! Мы тобой ни дома одного иметь не сможем, ни семью, да мы даже ночь проспать и то в обнимку не можем. Мне хвост не отрастить, тебе ног!
Трандуил молчал, мрачно глядя куда-то мимо Барда.
- Ну это мы еще посмотрим, - с какой-то нехорошей решительностью сказал Трандуил, - ты не забывай, что я самый настоящий колдун. А по поводу ночи... Тоже посмотрим.

- Тебе точно удобно? - раз в десятый спросил Бард.
- Конечно, мне неудобно! - раздраженно сказал Трандуил, - и тебе наверняка тоже не более удобно, чем во сне селедку обнимать.
- Очень большую селедку, - вставил Бард.
- Спи давай.
Трандуил был завернут во все ткани, которые Бард нашел. Без соприкосновения с водой он почему-то жутко мерз и еще больше – нервничал, что, в принципе, было объяснимо, потому что сейчас, на берегу, он был почти беспомощен.
Бард прижал его к себе крепче.
- И тебе спокойной ночи, селедка ты моя.
Трандуил зашипел и больно цапнул Барда за руку, но тот только улыбнулся и уткнулся носом в его волосы.

А проснулся Бард от звуков ставшего уже родным голоса, изрыгавшего самые страшные проклятья пополам с кошмарным шипением.
Явно заметив, что Бард зашевелился, Трандуил обратился непосредственно к нему.
- Это что? Что это такое?! Что это такое?!
Бард зевнул, не торопясь смотреть, что же там такое жуткое могло вызвать такую бурную реакцию Трандуила. Бард подозревал, что это будет просто колтун в волосах, но когда Бард все же открыл глаза, у него перед носом оказалась длинная белая ступня.
- Это что такое, я тебя спрашиваю?! - с нотками паники орал Трандуил, который этой самой ступней у него перед носом тряс.
- Нога, - слегка потрясенно ответил Бард очевидное, и сам вскочил, отойдя чуть подальше.
Очень злой Трандуил рванулся за ним, но оступился и свалился на подстилку.
Это был его Трандуил, только вместо хвоста у него были самые обычные ноги. Ну и все остальное, что положено мужчине.
- Ужас какой! - Трандуил натянул покрывало, укрываясь до пояса, - какой кошмар! Я проснулся, а тут... Тут это!
Он посмотрел на Барда, который чуть было не рассмеялся в голос от его интонации.
- Ты сам колдун? Ты меня заколдовал?!
- Нет, - сказал Бард, подсаживаясь и осторожно обнимая Трандуила за плечи, - нет, что ты. Я бы не стал так, даже если бы мог. Но, мне кажется, я догадываюсь, в чем дело...
- В чем? - жадно спросил Трандуил.
- Ты когда-нибудь долго был вдалеке от воды? - спросил Бард.
- Нет... - нахмурился Трандуил, - как? Да и зачем? Да я и сейчас не вдалеке!
Он махнул в сторону приветливо искрящегося на солнышке утреннего моря.
- Кажется, ты просто высох, - стараясь прятать улыбку, сказал Бард.
- Высох? - Трандуил заморгал, - вот так вот просто? Высох? И что? Это навсегда?
Бард пожал плечами:
- Не знаю. Проверим. Если ты всегда будешь сухим...
Трандуил вдруг поднялся и, быстро, хоть и запинаясь на каждом шагу, устремился к морю. Зашел по колено, уселся на корточки, потом полностью, вытянул ноги и, с надеждой потыкав пальцем в коленку, поднял на Барда отчаянный взгляд:
- Не получается... Обратно никак!
И тут же его будто ветром обдало и мелкими брызгами, на секунду закрыв от взгляда. И вот уже он лежал на мелководье и радостно молотил по воде своим огромным серебристым хвостом.
- Мне пора, - заявил он, наигравшись, и отползая на глубину, - очень сильно пора.
- Подожди, - Бард забеспокоился, - мы же даже не договорились, когда снова увидимся.
- Мне надо все обдумать! - донеслось уже издалека.
- Да подожди ты!..
Но Трандуил был уже далеко.

Бард тосковал и злился. Он ужасно сердился на Трандуила и так же сильно по нему скучал. Сказал, что не отступит, сказал, что давно считает их встречи чем-то большим... а стоило призрачной надежде на какое-то там колдовство стать реальностью, сбежал, да еще непонятно, где его теперь искать. Таким ли он был искренним? Может, ему все играться хотелось, только игра стала немного другой...
Бард досадливо стукнул кружкой об стол. Он сидел в кабаке, где тратил деньги, которые мог и должен был отложить на семейные нужды, что сердило его еще больше.
Когда напротив за стол сел высокий человек в дорожном плаще с капюшоном, Бард даже не сразу обратил на него внимание. И только когда сообразил, что тот сидит там уже долго, почти не шевелясь, решительно к нему наклонился.
- Что нужно? - чуть заплетающимся языком спросил Бард.
- Забрать тебя домой, - сказал Трандуил, чуть сдвигая капюшон на затылок, - глупый человек.
Бард не веря смотрел на него с минуту, а потом счастливо, широко улыбнулся:
- Ну тогда пойдем. Дурацкая рыба.

@темы: Трандуил, Бард, рейтинг R, фанфикшн, фест

Комментарии
2015-07-27 в 20:29 

Candra
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный
Какие они классные в виде Mermaid!AU получаются. Не устаю удивляться, не ожидала. Уже второе исполнение, и так хорошо.

2015-07-27 в 21:02 

Браво автору! Самая настоящая сказка, жаль только что короткая. Вот если бы еще как-то пояснее про прошлые и будущие события было...

селедка ты моя
Это просто шедевр :five:

URL
2015-07-27 в 22:08 

Esperansa
better than a dog anyhow (с)
:laugh: Милота какая! Автор, :white:

2015-07-27 в 22:19 

-tafa
Мы сами стали теми парнями.
Это прекрасно!!! :hlop::hlop::hlop:

2015-10-02 в 19:47 

Тихе
На совести были видны явные следы угрызений
прелесть!!!:flower:

2016-04-19 в 18:05 

Меррит
Что может спасти умирающего? Только глоток бензина!
Спасибо за отзывы ^^

   

Thranduil & Bard OTP

главная