Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:00 

Amlug (дракон)

Хэзел
переменная солнечность
Название: Amlug.
Автор: Хэзел.
Бета: нет.
Пейринг/Персонажи: Трандуил/Бард.
Рейтинг: R.
Жанр:
Количество слов: 3132.
Саммари: Когда Смауг упал, жители Озерного города не досчитались многих родных и близких, не сумевших добраться до берега. А вот Барду повезло. Или нет?
Предупреждения: АУ, два драббла, одна тема.

- Отец, помоги. Отец, - Баин хрипел, пытаясь вытащить из воды что-то явно тяжелое. - Не удержу.

В поисках выживших они зашли слишком далеко. За подступавшей к самому берегу грядой, скрывшей их от остальных, берег был практически пуст, если не считать прибитых водой бревен и досок - остатков чьих-то жилищ или сараев. Бард уже думал вернуться, но сын вдруг замер, как охотничий пес, завидевший добычу, и побежал вперед. Догоняя его, Бард отвлекся на странные следы на песке, но забыл про них, услышав крик сына.
Человек, предположительно мертвый, ибо вряд ли можно быть живым, лежа лицом в воде, казался почти неподъемным, пока они тащили его на берег. Баин запнулся о камень, повалился назад, и Барду пришлось дергать мертвеца на себя, дабы тот не придавил сына. И словно дух вышибло, еще и ударив под челюсть. Закашлявшись, Бард выбрался из-под чужого тела, проверил, как там сын, и лишь потом посмотрел на улов.
Серая кожа, длинные светлые волосы, в которых запутались нити водорослей, крепкое, сильное тело воина, но без единого шрама.
- Перевернем его.
Перекатив тело на спину, Бард охнул.
- Утоп? - спросил Баин и отвернулся.
- Проклятье,- выругался Бард и поднялся. - Этого нам только не хватало.
- Пап? Что?
- Баин, помнишь на берегу эльфа? Его зовут Леголас. Сбегай...
Больше Бард ничего не успел сказать - мертвец вдруг ожил, зашелся кашлем, выталкивая изо рта воду, скрючился, загребая пальцами песок, будто от невыносимой боли, и они увидели, как раскрылась рана в боку, очень близко к сердцу, и хлынула кровь.
- Беги, Баин. Приведи Леголаса. Скажи... Скажи, отец желает его видеть.

Пока Баин бегал за Леголасом, пока тот, ничего не понявший из путанных объяснений, не согласился идти, а потом не особо спешил вслед за человеческим ребенком, Бард снял с себя пальто, перекатил на него едва живого эльфа, разорвал свою рубаху на лоскуты, перевязал рану и начал тихонько растирать ноги неудавшегося утопленника, возвращая в них тепло. Укрывать все равно было нечем, а смотреть на голого и холодного сам замерзнешь.

- Аdar, adar, - оттолкнув Барда, Леголас упал на колени. - Отец.
Трандуил не ответил, даже глаз не открыл, только задышал прерывисто.
- Что произошло? Откуда он здесь? Кто напал?
- Не знаю. Мы нашли его в воде. Баин нашел. Я думал просто мертвый. Кто-то из жителей Эсгарота. Но ошибся.
- Кто его ранил? - оттянув перевязи, Леголас попытался понять, насколько опасна рана.
- Я не знаю. Но думаю, вопросы можно отложить на потом, пока мы окончательно не замерзли. Унесем его с берега и...
И тут Трандуил открыл глаза, посмотрел на склонившегося над ним Леголаса и спросил:
- Кто ты?

Баин сбегал в лагерь на берегу, принес пальто, пару одеял и старые сапоги. Бард собрал из высохшей травы и еловых лап ложе, на которое они с Леголасом переложили князя Лихолесья, развел костел и оделся в сырое, вернувшее к нему пальто. Сел на колоду, обнял привалившегося к боку сына, забрал из рук Леголаса хлеб, разломил, вернул половину эльфу, а вторую отдал Баину.
- А ты?
- Не хочу. Ешь.
Потом посмотрел на спящего Трандуила:
- Что делать будем?
- Он меня не помнит. Он ничего не помнит. Ничего, - Леголас покачал головой.
- Подожди. Я слышал, когда вы разговаривали, он назвал тебя сыном.
- Потому что я сказал, что я его сын.
- И?
- И он мне поверил. Просто. Сразу. Просто поверил.
- И что?
- Ты не знаешь моего отца, Бард. Он не мог вот так просто поверить сказанному. Это невозможно.
Леголас закрыл глаза.
- Невозможно. Он не помнит. И верит всему, что скажут. Словно, это не он. Не Трандуил. Не мой отец.
- Но это же он?
Леголас кивнул, уткнулся лицом в сгиб локтя и затих.
- Ну, ну, - Бард осторожно, едва касаясь, провел пальцами по плечу Леголаса. - Будет. Он жив, и это главное.
Леголас выпрямился, посмотрел на Барда холодно и жестко. В его взгляде не было ни толики сомнений, ни капли растерянности, ни намека на горечь слез.
- Он жив, ты прав. И это главное. Но ты не понимаешь. Такой князь не сможет править Лихолесьем. Такой Трандуил не нужен никому.
- И тебе?
- Да, как ты смеешь?!
Бард моргнуть не успел, как клинок заплясал у горла. Только своего сына оттолкнул на землю и замер.
- Он мой отец. Сильный или в беспамятстве он мой отец. И я его не оставлю. Но, - Леголас отстранился, опустил меч, - он не должен оставаться таким. Нужно найти способ исправить. Излечить. Я должен найти. Я... Должен.
Поднявшись, Леголас спрятал хлеб в сумку, пересчитал стрелы, проверил тетиву лука, лезвия мечей и остановился на вздохе.
- Мне нужна твоя помощь, Бард.
- Нет.
- Я не могу взять его с собой. Он ранен и слаб.
- Нет.
- Сейчас любой может его обмануть, провести, заставить поверить во что угодно.
- Нет.
- Мой отец, светлый князь Лихолесья, беспомощней человечьего детеныша, - Леголас горько усмехнулся. - Не думал, что увижу такое.
- Нет.
- Я буду твои должником, Бард, пока ты сам не признаешь мой долг исполненным.
Бард беспомощно взмахнул руками - пытаясь возразить Леголасу, он будто брел против течения, проваливаясь в омуты и оступаясь на острых краях камней.
- Возьми его к себе. Береги. И помни - если что, не найдется щели, где бы ты мог укрыться.
Когда Леголас исчез среди деревьев, Бард прокричал:
- Чтоб тебя орки сожрали!
Своим воплем разбудив Трандуила.

- Что делать будем? - Баин стоял рядом, дергал за рукав, привлекая внимание к себе и к своему вопросу, но Бард не отвечал. Смотрел на попытки Трандуила подняться и молчал. Уже стемнело, и в лунном свете кожа и высохшие пряди волос князя казались белее, чем есть. Принесенное пальто было ему мало, оно едва не рвалось в плечах, закрывало до середины бедра и зияло прорехами. А сапоги, которые Леголас надел на ноги отцу, наоборот, оказались велики. Поднявшись на ноги, Трандуил посмотрел на темное озеро, потом на почти прогоревший костер и перевел взгляд на Барда.
- Кто ты? И ты?
- Меня зовут Бард. Это мой сын Баин. И ты пойдешь с нами. Если можешь идти.
Трандуил попробовал сделать шаг, покачнулся, но устоял.
- Вот и ладно.
Велев Баину идти вперед, Бард подошел к князю, запахнул его пальто и завязал своим ремнем.
- Пап, а что мы про него скажем?
- Скажем, нашли на берегу.
- А если его кто узнает?
Бард вздохнул. Даже в наряде распоследнего голодранца, Трандуил мало походил на такового.
- Нужно шапку найти, волосы хотя бы спрятать. И надеяться, что если кто узнает, то сам себе не поверит.
- У меня есть нож, - порылся в карманах Баин. - Можем обрезать волосы покороче.
- Нет, - невольно ужаснулся Бард.
Вроде бы ничего такого - волосы остричь не голову снести - но реакцию вернувшего память Трандуила на подобный поступок представить было страшно.

Утром жители сожженного Эсгарота, почему-то выбравшие своим предводителем Барда, направились искать пристанище в Дейл. Трандуила никто не узнал. Перед рассветом по просьбе отца Сигрид заплела князю косы, которые удалось спрятать под шапкой, они выпросили у соседа штаны для Трандуила, и Бард запретил ему умываться - под грязными разводами легче скрыть нечеловеческое сияние и красоту. Впрочем, людей больше волновали собственные семьи, их и свои пустые животы, чудом спасенное добро и пугающая неизвестность будущего. Потому мало кто обратил внимание на высокого незнакомца, шагавшего след в след за Бардом. Только старуха Ниима пожурила князя за пустые руки и попыталась всучить ему тяжелый узел с чьими-то пожитками.
- Он ранен, - возразил Бард, забрал узел и закинул себе на спину.

В разрушенном Дейле люди разбрелись по развалинам, пытаясь найти укрытие от ветра и снега. Барду не особо повезло. Пока он устраивал остальных, Баина с сестрами выгнали из пригодного жилища и им достался дом с порушенными стенами и огромными дырами в крыше. Когда Бард их нашел, Тильда уже не плакала, а Баин сидел, прижимая к скуле снег, собранный в платок. Трандуил стоял у стены недвижно и казалось даже не моргал.
- Что с ним?
- Не знаю, - вздохнула Сигрид. - Баин велел ему стоять на месте, вот он и стоит.
- Баин?
- Я запретил ему вмешиваться. Вдруг рана опять раскроется. Вот и сказал. Я же не думал.
Бард вздохнул, подошел к князю, взял на руку и усадил у костра.
- Есть хочется, - Тильда сжимала в руках куклу, но на отца не смотрела.
- У меня есть пара картошин, репа и кусок пирога. Сигрид, придумай что-нибудь.
Пока готовился ужин, Бард велел Тильде не смотреть, развязал ремень и, отодвинув полу пальто, осторожно размотал повязку. Рана выглядела страшно - кровила, темнела по краям, но гнилью не пахла. Отодвинувшись, Бард чуть смутился под внимательным взглядом князя, попросил у Сигрид чистую тряпицу и замотал заново.
От еды Трандуил отказался, выпил воды и принялся смотреть на огонь.
После скудного ужина они расчистили место в углу, натаскали обломки досок, дабы не спать на земле, кинули сверху одно из одеял.
- Сигрид, ляжешь к стене, Тильда ты рядом с сестрой. Потом Баин. И я с краю.
- А он? - прошептав, Тильда показала пальцем на Трандуила, продолжавшего сидеть у костра.
Бард потер загривок:
- Не замерзнет.
- Он ранен, - возразила Сигрид, обнимая и прижимая к себе сестру. - А если рана воспалится?
- Спите.
- Ну, пап?
- Жалко его, - прошептала Тильда, утыкаясь носом в плечо Баина.
И Бард сдался. Позвал Трандуила и подвинулся, предлагая лечь рядом. А когда князь лег, устроившись на правом боку, Бард усмехнулся - вместо отца, охраняющего сон своей семьи, он вдруг оказался в положении человека, укрывшегося за спиной незнакомца.

Среди ночи Барда разбудил непонятный шум. Открыв глаза, он увидел Трандуила. Князь смотрел так пристально, словно загадку пытался разгадать.
- Почему ты здесь?
- Теперь это мой дом.
Трандуил кивнул и спросил вновь:
- Почему я здесь?
- Ты здесь живешь.
Бард хотел добавить «это ненадолго» или как-то иначе дать понять, что пребывание Трандуила в этом жилище ограничено временем, необходимым для возвращения памяти, но не успел. Уснул.
Проснувшись утром, он посмотрел на спящих детей и тихонько выбрался из-под края одеяла. Трандуил лежал в стороне, обняв себя руками за плечи, защищаясь то ли от холода, то ли от каких-других опасностей.

Весь следующий день Бард с Сигрид и Баином ворочали камни, таскали доски и обломки бревен, дабы превратить хотя бы одну из комнат в подобие дома. Потом Бард ушел договариваться с рыбаками, собиравшимися пойти к озеру. Баина он отправил за водой, Сигрид попросил поспрашивать у женщин о снадобьях и еде, а Тильду оставил смотреть за Трандуилом - у того начался жар.
Переговоры затянулись до ночи, и к их новому дому Бард пробирался в кромешной тьме.
И дверь, вернее, подобие двери не поддалось под давлением его руки.
- Кто там? - прошептали с той стороны, когда Бард постучал.
- Баин, открой. Это я.
Дождавшись, пока сын оттащит то, что подпирало дверь, Бард зашел и спросил:
- Почему? Что-то случилось?
- Кто-то шарился в темноте, - ответила Сигрид. - Женщины говорили, что ночью страшно. Кто-то бродит. Может, это души тех, кто умер здесь?
- Чушь все это. Бабские сказки, - огрызнулся Баин, но крепче сжал рукоять меча.
- Тише. Не кричи, - успокоил его Бард, коснувшись ладонью руки. И увидел Тильду. Его младшая дочь спала, прижавшись к Трандуилу, и тот обнимал ее обеими руками.
- Что?
- Нет, не надо, - Сигрид кинулась наперерез. - Жар начал спадать. Сам по себе, я даже настойку не успела приготовить. Тильда сидела с ним, волосы переплела, сказки рассказывала, а потом уснула.
- Но?
- Он горячий. Все еще. С ним тепло, вот она и уснула.
- Голодная?
- Мы поели. Там тебе еще осталось.
Сигрид обняла отца, крепко ухватив за шею. Потом зашептала, едва слышно:
- Мне страшно. Что мы будем делать дальше? Скоро зима. Начнутся холода, и мы замерзнем здесь.
- Я поговорю с людьми. Торин дал слово, пора напомнить об его обещании.

Торин отказал.

Бард возвращался с тяжелым сердцем, не зная, что скажет людям, как сможет вернуть их хрупкую надежду, как посмотрит в глаза собственным детям. Жители Дейла встретили известие об отказе Дубощита слезами и бранью. Кто-то сразу начал призывать взять обещанное силой, и Барду пришлось успокаивать жаркие головы, напоминая, сколь неприступны стены Эребора.
Подходя к своему дому Бард чувствовал себя выпотрошенным. И совсем не ожидал, что на пороге столкнется с Тильдой, которая бросится к нему со криком «он съел жука».
- Кто съел?
- Трандуил, - с ужасом и восторгом пояснила Тильда и потянула отца за руку.
Князь вместе с Сигрид сидел за столом, на котором была рассыпана крупа вперемешку с каким-то мусором.
- Я не знала, чем его занять, - смутилась Сигрид. - Мейли отдала треть мешка крупы, но ее надо перебрать.
Бард промолчал, он завороженно следил за пальцами Трандуила, отделявшими зерно от грязи.
- И он съел жука, - дернула за руку Тильда.
- Зачем?
- Баин сказал, что жуки съедобные, и он съел.
Тильда не могла стоять на месте, подпрыгивая, Баин отвернулся.
- Баин?
- А что он?
- Он?
- Ну, такой? Вот.
Бард вдруг почувствовал, как на его плечи рухнуло небо. Сначала предательство Торина, потом крики и слезы жителей, отдавших свои судьбы в его руки, а теперь еще и это. Разозлившись, он взял Трандуила за подбородок:
- Открой рот. Как маленький, тянешь всякую дрянь.
Трандуил приоткрыл рот, показал розовый язык. Потом нарочито медленно облизнулся.
- И правда, съел, - прошептала Тильда.
И Бард отмер. Отпустил князя, в сердцах ударил ладонью по столу и вышел за дверь.

- Не ругай его, - Сигрид взяла отца под руку и положила голову на плечо. - Я не знаю, что произошло там, в городе. Баин отказывается рассказать, ты молчишь. Но я чувствую, дело в драконе. В том, как он умер.
Бард дернулся.
- Нет. Я не буду спрашивать. Просто, будь терпимей. Баину страшно, как и все нам, но он боится показать свой страх, вот и делает всякие глупости.
- Когда ты стала такой мудрой?
- Не знаю. Сама не заметила, - улыбнулась Сигрид. - Пойдем в дом. Холодно.
Бард кивнул, повернулся к дому и замер, услышав гудение тетивы, отправившей стрелу в полет. Он едва успел оттолкнуть Сигрид и увернулся сам. Но кто-то невидимый подкрался со спины и ударил по голове. Бард рухнул.
В глазах потемнело, он будто сквозь воду слышал крик Сигрид, короткие рыки напавших и звон железа. Пытался подняться, но падал, теряя сознание, пробовал еще раз и падал вновь. Распоров ладонь о что-то острое, он зачерпнул горсть снега, прижал к руке, и, дернувшись на отчаянный вопль, увидел Трандуила. Тот медленно, словно намереваясь совершить прогулку в собственном лесу, спустился с развалившегося крыльца. Потом, не оборачиваясь, забрал факел из рук стоявшего за его спиной Баина и велел ему увести сестру в дом.

Бой Трандуила был похож на танец. Страшный безмолвный танец железа и огня. Нет, нападавшие кричали и бранились, но никак не могли достать князя, даже стрелой. А тот, не произнеся ни слова - мечом или пламенем факела - сумел дотянуться до каждого. Убивая.
Когда пал последний, и Бард наконец смог подняться с земли - факел уже прогорел и Трандуил отбросил его за ненадобностью.
- Ты не спешил предложить свою помощь.
- Мне кажется, ты и без меня неплохо справился.
Подойдя ближе, Бард отвел руку князя, заслонявшую лунный свет, и посмотрел на кровь, текшую из открывшейся раны.
- Надо перевязать.
- Нет, - мягко отстранив руку Барда, Трандуил улыбнулся.

Говорят, Гирион пробил чешую, и теперь дракона можно убить. Главное попасть.

Бард потер висок, отбрасывая воспоминания. Провел пальцами по коже Трандуила - от пояса, потемневшего по краю, вдоль кровавых дорожек до самой раны.

Нужно целиться под левое крыло, именно там уязвимое местечко.

Трандуил вздохнул.

Папа, он съел жука.

Трандуил спит, обняв Тильду обеими руками.

С ним тепло.

Баин дрожит, не смея вдохнуть глубже. Не смея шевельнуться. А за спиной его разгорается пламя.

Почему я здесь?

Сигрид кричит, и он не может подняться с земли. Не может защитить свою дочь.

Ты не спешил...


- Кто ты?
Трандуил коснулся ладонью щеки Барда, провел большим пальцем по губам:
- Ты уверен, что хочешь услышать ответ?
- Кто ты?
- Тот, кем я был всегда. Я вспомнил.
- Трандуил?
Князь качнул головой, развернулся и ушел в темноту. Потом ветер принес шорохи и шелест, словно множество птиц разом распахнули свои крылья, собираясь в полет. Бард вздрогнул, посмотрел на огромную черную тень на темном небе и решил, что ему померещилось.

Спустя два дня пробираясь сквозь строй вооруженных эльфов, он был почти спокоен:
- Милорд Трандуил, мы вас не ждали. Так скоро...


***

Княжеское ложе роскошно. Прохлада и нега - самое то, чтоб усмирить вскипевшую кровь и заполошно бьющееся сердце. Но Бард не спит.
Ведет ладонью по льняной простыни и замирает. Трандуил близко - ничтожное усилие и кончики пальцев коснутся кожи. Трандуил далеко - даже когда меж ними и воздуху не просочиться, Бард чувствует эту пропасть.

Бард не спит. Лихолесье к нему неласково - стоит закрыть глаза и вместо снов приходят кошмары из прошлого. Именно те, о которых давно пора забыть. Потому Бард лежит до рассвета и слушает, как размеренно и тихо дышит князь. Слишком размеренно, чтобы было похоже на правду. Но эту ложь, как и это ложе они делят на двоих.
- Почему я здесь?
Это не вопрос. Это вдруг сорвавшееся с губ размышление сбивает ритм и Трандуил затихает. Потом вдыхает глубоко и долго и открывает глаза:
- Вина?
- Сам налью.
Мгновение Бард медлит, но успевает подняться с постели, и пальцы Трандуила ловят вместо чужого запястья пустоту.
- И мне.
Бард проверяет почти опустевшие кувшины, делает глоток, а потом выливает остатки в кубок князя. И знает, Трандуил смотрит. Следит за каждым движением и жестом - лениво и сыто - не упуская ни легкой усмешки, ни сбившегося дыхания, ни дрогнувших ресниц.
- Вернись.
Пожав плечами, Бард отпивает половину и ставит кубок обратно на стол.
- И мне, - повторяет уже сказанное Трандуил, и это мало похоже на просьбу.
- Я поделюсь.

Поймать Трандуила - действо, заранее обреченное на провал. Князь как вода - ускользнет, водоворотом скрутит и собьет с ног, будто в омут стащит. Но Бард успевает. Наваливается сверху, держит за плечи, больно прихватив пряди волос.
- Думаешь поймал?
На левом боку у князя остался шрам - неровный треугольник, размером чуть больше желудя. Почти не заметный, но Бард про него помнит. Всегда. Его будто тянет коснуться, провести пальцами, поймать губами, очертить языком. Опомнившись, он отстраняется и смотрит. Во взгляде Трандуила ничем не прикрытая тьма. Он улыбается. И за эту улыбку Бард готов его убить. Снова.

Но отпускает.

Под утро, когда тени расползаются по углам, Бард одевается неспешно, привычно поглядывая по сторонам - не потерял ли чего. Трандуил уже одет, сидит за столом и читает брошенные вчера письма. Сидит против света, лица не разглядеть. Впрочем - Бард с этим давно смирился - и при солнце не поймешь, о чем князь думает.
Собравшись, Бард уходит, снова не найдя подходящих для прощания слов. Уходит молча, не поклонившись, не обещая вернуться, но Трандуил останавливает его на пороге:
- Ты мой огонь, Бард. Пока ты горишь, дракон спит.
Запнувшись, Бард хватается рукой за косяк и оборачивается. Но Трандуил уже переменился.
- Что-то забыл? Или уходить раздумал?
Бард касается своего лба, потом груди ровно напротив сердца:
- Нет. Все на месте. Позже вернусь.

@темы: прочие персонажи, Трандуил, Бард, рейтинг R, фанфикшн

Комментарии
2015-02-02 в 14:08 

Тангорн
милота и диктатура
какая интересная жуть. странно, но не хочется развития темы, потому что кажется достаточным то, что написано, без лишних подробностей и объяснений.

только совсем не понял решение Леголаса...

спасибо за тексты!

2015-02-02 в 20:07 

Хэзел
переменная солнечность
Тангорн, спасибо.

только совсем не понял решение Леголаса
Почему доверил отца чужому человеку, а не эльфам? Или в чем другом?

2015-02-02 в 20:25 

Тангорн
милота и диктатура
ага, в этом.

2015-02-02 в 20:32 

Хэзел
переменная солнечность
Тангорн, где-то внутри я строила это на мысли, что Барду от Трандуила ничего не нужно, по мнению Леголаса. И значит, он не воспользуется состоянием князя ни физически ни материально, ни в морально.
А еще, пока остается открытым вопрос, знал ли Леголас о сущности отца?

2015-02-02 в 20:42 

Тангорн
милота и диктатура
доверие Барду у меня не вызвало вопросов, на интуитивном уровне уже воспринимается)) скорее то, что у своих было бы всяко безопаснее, чем у беженцев, для раненого отца. хотя тут как раз интересным образом встает вопрос о знании сущности и тогда совсем всё запутанно и здорово)

2015-02-02 в 22:27 

Меррит
Что может спасти умирающего? Только глоток бензина!
Очень крипи и клево. Есть в Трандуиле и правда что-то такое. От дракона.
Спасибо! :heart:

2015-02-02 в 22:32 

Хэзел
переменная солнечность
Меррит, спасибо.

Есть в Трандуиле и правда что-то такое. От дракона.
Что-то есть. Бывают такие персонажи, которых легко представить драконами.

2015-02-15 в 22:37 

Ваниль.
- У меня есть нож, - порылся в карманах Баин. - Можем обрезать волосы покороче.
- Нет, - невольно ужаснулся Бард.
Вроде бы ничего такого - волосы остричь не голову снести - но реакцию вернувшего память Трандуила на подобный поступок представить было страшно.

:laugh::laugh: а да!

интересны очень поворот событий!! я долго гадала, какой будет развязка - захватывает)))

2015-02-16 в 15:05 

Хэзел
переменная солнечность
Ваниль., спасибо. ))

2016-02-16 в 00:25 

Здорово. Вот это идея)

URL
   

Thranduil & Bard OTP

главная