Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:44 

Камни, R

Хэзел
переменная солнечность
Название: Камни.
Автор: Хэзел.
Бета: нет.
Пейринг/Персонажи: Трандуил/Бард.
Рейтинг: R.
Жанр: все это сказка.
Количество слов: 2687.
Саммари: Трандуил хочет вернуть камни.
Предупреждения: АУ, три драббла, объединенные одной темой.

Она еще дышала.
Цеплялась слабыми пальцами за чужие, залитые кровью доспехи.
- Туил.
Трандуил, едва взглянув на жену и ее спутника, стоял и смотрел, как эльфы добивают орков.
- Туил. Ты... Помоги.
Туил - придуманное ею имя; имя времени лунного света и полночной тишины.
- Спаси его.
Последний орк упал под ударами мечей, и Трандуил обернулся:
- Здесь некого спасать.
- Туил. Трандуил. Наш сын...
Трандуил опустился на колено, провел ладонью по разорванным звеньям кольчуги:
- Будь покойна. Мой сын не будет помнить о тебе.
Расстегнул застежку и снял с ее шеи ожерелье из белых камней.
Поднявшись, Трандуил кинул камни приблизившемуся воину и велел отправить их Эльмару вместе с известием о гибели его единственной дочери.
- Ты, - она захрипела, захлебываясь кровью.
- Похороните ее под камнями.
- Но?! Мой князь? Да. Только госпожу?
- Прочую падаль ждет вороний пир.
- Что высечь на надгробии?
- На надгробии?
- Может, имя?
- Какое имя?

***

Письмо от Эльмара было пустым. Трандуил, зачем-то, дважды перевернул лист, посмотрел на оттиск печати.
- Эльмар считает тебя виновным в смерти дочери.
- Виновным? Звучит так, словно я ее убил. А я всего лишь не спас. Результат одинаков, восприятие разнится, - Трандуил бросил письмо на стол, жестом отослал слугу и, взяв кубок, повернулся к Элронду.
- Мой князь? - чуть промедлив, осмелился заговорить слуга.
- Что еще?
- Камни.
Трандуил ни слова не сказал, только посмотрел, и эльф склонил голову ниже, прячась от взгляда.
- Эльмар отказался принять ожерелье. Велел везти обратно. Но по дороге гонец попал в засаду.
Эльф зашептал еще тише:
- Камни украдены, мой князь.
Стекло треснуло, Трандуил разжал ладонь, бросая осколки на пол. Вытер руку от вина и крови. И дождавшись, пока слуга соберет стекло и выйдет за дверь, налил себе вина в другой кубок.
- Эльмар близок с Галадриэль.
- Лесная Дева вольна избирать себе друзей и врагов.
- Трандуил. Они узнают...
- Они. Все. Все будут знать, как я безутешен. Что скорбь моя столь велика, что я повелел никогда не произносить ее имени, и уничтожил все, что напоминает мне о ней.
- А Леголас?
- ...
- Почему ты не отпустил ее? У Леголаса была бы мать.
- Отпустил? Разве я ее не отпустил? У Леголаса есть я. Более чем достаточно.
- Трандуил.
- И прежде, чем уехать, подумай Элронд, что ты предпочтешь? Знать меня союзником или хранить верность памяти о той, что посмела...
Трандуил замолчал. Поставил кубок и оперся ладонью о стол, пятная узорчатую скатерть кровью.
- Подумай, чья правда тебе выгоднее, правитель Элронд. А мне пора. Я должен показать отродьям Ангмара, что пролитая на их земле эльфийская кровь превратится в огонь под ногами.

***

В огромном зале было пусто, Трор запаздывал, и Трандуил, слушая невесть откуда доносившиеся шепотки, стоял перед троном, неотрывно глядя на Аркенстон.
- Зачем? Какая нужда увести меня из-за стола? Что за дело может быть важнее пира? Разве мы не все оговорили?
Трор ворчал, нисколько не сдерживаясь, и его голос, переплетаясь со стуком посоха, эхом разносился по залу. Возраст и частые пиршества сделали Трора еще неповоротливее и грузней, заставляя его пыхтеть при ходьбе и краснеть от усилий, взбираясь на трон.
- Удивительно, чем меньше гном, тем больше его трон.
- Что? Ты что там бурчишь себе под нос? Я высоко. И мне твои слова не слышны.
- Я говорю, величина твоих чертогов, Трор, соизмерима лишь с их темнотой.
- Ну, гномья бережливость лучше эльфийской скупости. Но хватит любезностей. Какое дело мы не могли обсудить за столом за кружкой хмельного?
- Всего лишь недоразумение.
- Вот как? И в чем суть?
- В твоей сокровищнице есть вещь, принадлежащая мне.
Трор расхохотался:
- Ишь, остроухий, насмешил. А может и в твоей есть пара моих вещиц? О чем речь?
- Ожерелье из белых камней. Украденное.
- Гномы не воры.
- Разве я упомянул гномов? Ты, видно, глух и додумываешь, что не дослышал. Но выкупили вы его или отобрали у воров, оно мое. И я хочу его вернуть.
Трор нахмурился, засопел, почесал бороду, наблюдая за скучающим Трандуилом.
- Откуда взял, что камни у меня?
- Ветер принес. Вода нашептала.
- Брешут.
- Подумай, Трор, есть ли смысл нам ссориться из-за такого пустяка?
- И думать не о чем. Все, что к гному попало, прямым или окольным путем, все у гнома и останется.
Трандуил улыбнулся, и Трор скривился в ответ, вспомнив, где оставил свой меч.
- Прощай, Трор. Король-под-горой. Свидимся, когда в твоих чертогах станет больше огня.

***

Торин, сын Траина, внук Трора.
Трандуил помнил его смелым, с почтением державшимся за спиной отца и деда. Молчаливым.
Помнил, какими глазами Торин смотрел на разворачивающее и уходящее прочь эльфийское войско.
Этот Торин - Торин Дубощит - был иным.
Яростным, отчаянным и слабым. Надломленным. Он кричал о вероломстве и чести, поминая прошлое. И был похож на стрелу, лежащую на тетиве. Путь выбран и отмерен, но никто не знает, чем закончится полет. Поразит ли стрела цель или разобьется о слишком твердую поверхность?
Этот Торин был глух и слеп. Не правитель, способный поступиться гордыней, ради сделки. Такой Торин Трандуилу был не нужен.
Возможно, отправляя гнома в темницу, князь надеялся, что поостыв, Торин согласится.
Возможно, он был слишком зол, стряхивая его слова в забвение.

Узнав о побеге гномов, Трандуил спустился к темницам и долго смотрел на распахнутую дверь. Торин, как и его дед, не согласился отдать камни - Трор пренебрег добрососедскими отношениями, Дубощит отказался от сделки. Слишком много глупцов для одного гномьего рода. Велев запечатать дверь навечно, оставив темницу пустой, Трандуил ушел.
Пришло время искать иных союзников и вернуть камни силой.
Вот только дракон...

***

- Дракон мертв.
- Торин?
- Нет, его убил Бард-лучник из Эсгарота.
Трандуил закрыл ларец, провел ладонями по краям крышки, потом перевел взгляд на вестника и повторил:
- Торин?
- Дубощит жив, укрылся в Эреборе.
- Эребор, - Трандуил улыбнулся. - Лишь горстка гномов и каменные стены отделяют меня от камней. Вели...
- Мой господин, Смауг сжег Озерный город, и жители перебрались в Дейл.
- Кто их привел? Бургомистр?
- Нет, мой господин. Бард.
- Бард. От пепелища к развалинам. Неумный ход. - Трандуил положил ладонь на рукоять меча. - Пара телег с провизией могут склонить чашу весов не в их пользу. Проследи, чтобы к ночи телеги были полны.
- Да, мой господин.

***

- Неужели, ты и правда думал, что Торин сдержит слово?
Бард промолчал. В золотом шатре не было стульев, кроме того, что занимал Трандуил, потому Бард, скинув на пол узорчатые подушки, из тех, которым не хватило места на постели, устроился на сундуке.
- Правитель выполняет обещанное, только если в том есть выгода.
- Он поклялся, - Бард по-прежнему не отводил взгляда от ковра, словно его больше интересовали следы, оставленные его сапогами.
- Клятвы - это всего лишь слова. Не быть так наивен, Бард. Не верь правителям, особенно их обещаниям.
- И тебе, светлый князь?
- И мне. - Трандуил улыбнулся, - но будь спокоен, я ничего не буду тебе обещать.
- Утешил.
Трандуил жестом отправил охранников прочь, затем поднялся и развязал перевязи, державшие вход в шатер открытым. Из Эребора Бард вернулся погасшим. Где-то на донышке души еще клокотала злость, но усталость и страх - страх за будущее детей - постепенно задавливали и ее.
- И что ты будешь делать?
- Готовиться к зиме.
- Отступишься? Простишь Торину его вероломство? Забудешь беды, кои он навлек на твой город, вернувшись в Одинокую гору и разбудив Смауга?
- Я. Ничего. Ему. Не прощу, - вскинувшись, Бард смотрел князю прямо в глаза. - Но я не поведу людей на верную гибель. Ни какое золото не стоит пролитой крови.
- Но только золото убережет Дейл от голода и смерти.
- В твоих словах есть правда, но не обманывайся, светлый князь, я знаю, чего ты хочешь.
- Вот как?
- Ты сказал, что наша благодарность неуместна, но большего ты от нас не дождешься. Ты жаждешь сокровищ Эребора. У нас нет сил остановить твою армию, но и помогать мы не будем.
- Ты уверен?
- Да.
- И остальные думают так же?
- Если нет, то я попытаюсь их отговорить, - поднявшись, Бард поклонился, намереваясь уйти.
- Постой. Не торопись, - Трандуил подошел к столу, налил вина и прошептал несколько слов, едва коснувшись губами края кубка. - Не хотелось бы расставаться врагами, Бард Убийца Дракона. Выпей со мной.
- Я не враг тебе, светлый князь, - сказал Бард, принимая кубок. - Просто здесь и сейчас наши дороги расходятся.
- Жаль, - качнул головой Трандуил, внимательно следивший за тем, как Бард выпивает вино до последней капли. - Но я не оставляю надежды, что к утру ты передумаешь.
- Это вряд ли, - возразил Бард.
- Мы атакуем на рассвете.
- Не буду желать удачи. Полагаю, она...
Бард покачнулся, провел рукой по лицу, отступил на несколько шагов. Трандуил что-то говорил, но Бард не мог понять ни слова. Звуки становились тише, перед глазами все расплывалось, и Бард, ударившись ногами о что-то мягкое, опрокинулся на спину. Попытался встать, опираясь на выскальзывавшие из-под рук подушки, но не смог.

***

Трандуил хмурился во сне. Полулежал, откинувшись на подушки, размеренно дышал и хмурился. Открыв глаза, Бард какое-то время, бездумно, разглядывал морщинки на светлом челе. Потом опомнился. Сел, шаркнув каблуками по ковру, и отодвинулся дальше к изножью. Поднял валявшееся у кровати пальто, одел - изнутри колотило холодом - и...

Трандуил запрокидывает голову, подставляя шею, и он тянется. Тянется коснуться губами, провести пальцами по коже...

Встряхнувшись, как пес вылезший из воды, Бард поднялся на ноги, качнулся, взмахнул рукой и сбил кубок со стола. Тот покатился, проливая недопитое вино.
- Чем ты меня опоил?
- Твои обвинения ранят, - Трандуил вздохнул и открыл глаза. - Эльфийское вино крепкое. Голод и усталость подвели тебя, Бард.
- Ты меня опоил, - Бард взял в руки кувшин, принюхался. - Чем?
- Ты собирался уходить.

...почувствовать, как князь неровно дышит, как бьется жилка под светлой кожей...так быстро, так...

Поставив кувшин, Бард потер ладонями лицо, прогоняя морок. Ожег спину отвернувшегося Трандуила злым взглядом и вышел, едва не разорвав полотнище шатра. Но далеко не ушел, ибо столкнулся с магом, который требовал встречи с главным среди людей.

Весь разговор, вернее, спор, что вел с Гэндальфом Трандуил, Бард старался лишний раз не смотреть на князя. В голове гудело от вина, недолгого сна и странных видений вернувшихся снов или наколдованных воспоминаний. Слушая мага, Бард страшился приближавшейся войны, слыша князя, он пытался прикинуть, где в Дейле могло храниться оружие, брошенное бежавшими от дракона жителями. Измаявшись от противоречий, он обрадовался появлению Бильбо, принесшего Аркенстон. Яркое сияние «Сердца горы» успокоило. Теперь Торину придется вспомнить о данном обещании. Теперь есть с чем торговаться, и Трандуилу придется уступить. Еще раз.

Бард намеревался покинуть шатер вслед за Бильбо и Гэндальфом, но Трандуил его остановил.
- Возьми камень.
Бард обернулся. Князь смотрел на Аркенстон неотрывно, как завороженный, но обеими руками крепко держался за края стола.
- Чего ты боишься, светлый князь?
- Забери.
Поднялся резко и вышел из шатра, опередив Барда.

***

- Следующую всажу между глаз.
Стрела скользнула наконечником по камням, Торин прятался за стенами, и торговаться с ним князь предоставил Барду. Лишь первыми словами «подергав гнома за бороду», он молчал и слушал. Слушал дразнящий голос лучника, препирательства Торина с Бильбо и гномами. Слушал и предвкушал, как вернется в Лихолесье.

- Я выбираю войну.
Голос Торина звенел сталью и обещанием смерти, тяжелая поступь гномьего войска заставляла камни дрожать и сыпаться со склонов.
- Мой господин, ваши доспехи. Они не рассчитаны для подобной битвы.
Отмахнувшись от эльфа, Трандуил мельком взглянул на внимательно прислушавшегося к сказанному Барда и велел солдатам перестроиться.
Появление Даина Железностопа, оскорбившего его сравнением с трусливой лесной феей, не испортило настроения, а только разогрело кровь. Но увидев армию орков, Трандуил вдруг понял, что оказался в ловушке, в которую пришел сам, по собственной воле.
А потом время исчезло, поменяв местами быстро и медленно, далеко и близко, оставив вместо себя стонущий вой железа и запах крови.

***

Кругом была лишь смерть. Снег, сыпавшийся с неба, не таял на хладной коже и становился красным, впитывая кровь.
- Прикажи отряду отступать.
Каждый шаг давался все с большим трудом, и Трандуил не слышал, не хотел слышать просьбу Гэндальфа предупредить гномов, забравшихся на вершину, не хотел слышать упреки Тауриэль, сказавшей, что он не может отступить, не в этот раз, не снова. Он лишь хотел найти сына и увести тех, кто еще жив. Вернуть домой. И вновь запечатать ворота, оградившись от мира, ибо цена, затребованная в уплату старого долга, оказалась слишком высока.
Но Тауриэль натянула тетиву, нацелившись стрелой в своего повелителя. А Леголас ударил по отцовскому мечу, так и не коснувшемуся тела эльфийки.
А потом Леголас ушел. И его последние слова ранили больнее орчьей стрелы, пропитанной ядом.
Впрочем, она не достигла цели, хоть чуть не попала между разошедшихся пластин. В последний момент Бард толкнул князя и собственным телом впечатал в стену.
И не отпустил, даже когда молчаливые эльфы подошли ближе. Даже когда князь велел им отойти.
- Вы отступаете?
- Если первый кусок застрял в горле, мудрый повелитель откажется от всего пирога.
- Не знал, что мудрость твоя так схожа с трусостью.
- Мы уходим.
- Ты уже не желаешь закончить начатое не тобой? Ведь это ты пришел в мой город?! Ты так жаждал вернуть принадлежавшее твоему народу?!
- Я хочу сохранить то, что еще можно спасти. Но раз ты решил помянуть прошлое... Думаю, если бы я не пришел в твой город, ты был бы уже мертв. И многие из вас. Если не все.
Резко, на грани рыка, выдохнув, Бард вновь попытался пробить князем стену.
- Доспехи твои дерьмо.
И отшатнулся.

***

Эльфы впустили Барда в Лихолесье беспрекословно. Хотя он ожидал, что перед ним попросту захлопнут дверь. Полгода прошло с битвы за Одинокую гору. Зима отступила, но в эти леса весна не спешила приходить. В Лихолесье царило междувременье.
В покоях Трандуила было темно и тихо. Вошедший вместе с Бардом эльф зажег несколько свечей и удалился, тихонько закрыв двери. И Бард подумал, что придется ждать неизвестно сколько, пока князь соизволит прийти. И уже хотел оставить принесенное на столе, но, обернувшись, увидел Трандуила.
Тот стоял у арки, видимо, заменявшей окно, и смотрел на кружившихся в лунном свете мотыльков.
- Я принес. Гномы согласились вернуть твои камни.
- С чего вдруг такая щедрость?
- Не знаю. Может, решили, что лучше отдать, чем ждать тебя с визитом.
- Я хочу услышать правду, Бард. Правитель Дейла. Или ты уже научился лгать?
- Я, - Бард осекся. - Я еще не правитель. И взял камни в качестве своей доли.
- И ты отдашь их мне?
- Отдам.
- И ничего не просишь взамен?
- Попрошу.
Трандуил обернулся и посмотрел на Барда:
- И что же?
- Не знаю, какую игру ты затеял тогда, перед боем. Не знаю, какую игру ведешь сейчас. Ты меня опоил. Я хочу... Избавь меня от этого.
Трандуил медленно подошел и встал напротив.
- От чего?
- От снов. От желания. От мыслей.
- О чем?
- О тебе.
- Ты ошибаешься, Бард. Мне не было нужды привораживать тебя.
- Ты противоречишь сам себе. Я помню твои слова о том, что никому не должен верить. И тебе тоже.
- А я помню, что ничего не обещал.
- Забери камни, Трандуил.
Бард развязал бечеву, распаковал сверток и положил на стол. Белые камни засверкали, когда Трандуил коснулся их кончиками пальцев.
- Принимаешь ли ты мой дар, светлый князь?
- Я хотел отдать их Леголасу. Как память. О его матери. Теперь, отдавать некому.
- Но... Твой сын вернется и...
- Не думаю. Но я принимаю твой дар, Бард.
- А теперь отпусти меня.
- Уходи. Я и не думал тебя держать.
Трандуил отступил на шаг и развел руки. Как противник, доказывающий что безоружен. Как любовник, предлагающий обнять.
И Бард подался к нему. Подошел ближе, скользнул ладонями по шее и плечам, скидывая княжеские одеяния, и поцеловал. На мучительно долгую долю мгновения потеряв оборвавшееся сердце, пока Трандуил не прижался всем телом и не ответил на поцелуй. А потом и вовсе перехватил главенство, возвращая себе право властвовать и повелевать.
Бард не стал упрямиться и спорить. Это только первая ночь. А уж он добьется, что она не станет последней.

Позже. Много позже. Высвободив из пальцев Барда прядь своих волос, Трандуил устроился удобнее и сказал:
- Я верну камни той, которой они принадлежали.
- И где она?
- Она похоронена в королевстве Ангмар.
- Поедешь один или опять поведешь армию?
- Один.
- Ну, уж нет. Вместе. Раз приворожил, никуда от меня не денешься.
- Я не привораживал.
- Да. Я помню.

@темы: фанфикшн, рейтинг R, прочие персонажи, Трандуил, Бард

Комментарии
2015-01-28 в 23:14 

ЛэЛэ
SNAFU - Situation Normal, All Fucked Up
Красиво. И жестоко. Как сам Трандуил, светлый эльфийский князь и свободная стихия, с которой нельзя справиться. :heart:
И каждое слово отпечатывается, гремит в ушах как топот лошадиных копыт.
Изумительные тексты :hlop:

2015-01-29 в 11:27 

Меррит
Что может спасти умирающего? Только глоток бензина!
Туил - думал ровно о том же варианте, кстати
очень интересная интерпретация

не все просто, не все гладко, и потому особенно интересно.
мрачноватое ощущение от истории, а в конце вдруг - светло.

Спасибо за текст!

2015-01-29 в 19:41 

Хэзел
переменная солнечность
Tintalle, спасибо. ))

Да, Трандуил это стихия.

Меррит, Туил - думал ровно о том же варианте, кстати
Бывает, что мысли сходятся. ))

Спасибо.

   

Thranduil & Bard OTP

главная